Mar. 23rd, 2017

t_bone: (Default)

Обучение противодействию угрозе вражеских БПЛА/Training for the enemy UAV threat by CPT Jeremy M. Phillips.

CPT Jeremy M. Phillips is currently a student at the Maneuver Captains Career Course at Fort Benning, Ga. His previous assignments include serving as a rifle platoon leader and company executive officer with the 1st Squadron, 12th Cavalry Battalion, 3rd Brigade Combat Team, 1st Cavalry Division. He graduated from the U.S. Military Academy at West Point, N.Y., with a bachelor's degree in literature.

                Среди высоких чинов Армии ширится убеждение, что фокус армейской подготовки вскоре вернется обратно к тем операциям, к которым мы готовились до 9/11. На этом пути ожидают трудности, ибо наша доктрина и наша тактика, разработанная для столкновения со сходным о возможностям противником, местами успела устареть.

                Несмотря на возобновление ротаций в Национальном Учебном Центре (NTC), форт Ирвин, Калифорния, многим командирам и лидерам младшего звена все еще трудно представить, как воевать против организованного и механизированного противника (ОПФОР), обладающего равными с нами боевыми возможностями. Без сомнения, эта неопределенность частично вызвана тем, что Армия на протяжении десятилетий не встречала на поле боя равные по силе механизированные или танковые силы, а также плотно занималась противопартизанскими действиями (COIN) и военными операциями, проводимыми вне войны (MOOTW) на протяжении 11 лет. Из всего спектра угроз, наши командиры и тактические лидеры, возможно, наименее подготовлены к противодействию вражеским средствам разведки, в особенности беспилотным летательным аппаратам (БПЛА).

                Недавняя статья в Foreign Policy, написанная подполковником Корпуса морской пехоты Ллойдом Фрименом, наглядно демонстрирует, насколько ошибочно американские офицеры понимают БПЛА. С твердой уверенностью он описывает конфликты будущего следующим образом: «…и войска более не выигрывают войны. Теперь это делают компьютеры, ракеты, самолеты и дроны.» Я признаю важность компьютеров, ракет, самолетов и дронов, однако ни один серьезный стратег не станет отрицать значение танковых и механизированных соединений в затяжном военном конфликте. Вооруженные силы по всему миру снова и снова учат один и тот же урок, когда силы специальных операций или воздушные бомбардировки само по себе не достигают желаемого результата. Для примера, мы можем изучать Балканы, Чечню и Вьетнам – три страны, где активные воздушные бомбардировки так и не смогли ни уничтожить, ни деморализовать упорные местные военные силы. Подполковник Фримен совершенно прав, когда указывает на возрастающую роль средств разведки и высокотехнологичных систем, однако уметь противостоять технологиям наших будущих врагов так же важно, как и разрабатывать и применять свои собственные. На поле боя будущего свобода маневра будет гарантироваться мерами защиты против наблюдения и воздушных ударов со стороны вражеских беспилотных платформ.


 

                На последние пять лет приходится бум БПЛА, как гражданского, так и военного назначения. Эта технология уже вышла далеко за пределы Соединенных Штатов. В 2011 году о захвате американского беспилотника объявил Иран. Обратный инжиниринг займет некоторое время, однако иранцы далеко не единственные из тех, кто пытается достигнуть с нами разведывательного паритета. Постоянно приходят новости о новых малых дронах в арсенале БПЛА Китая. Не стоит забывать, что построить малый беспилотник с удивительно широкими возможностями сейчас можно даже в хорошо оборудованном гараже. Мой сокурсник из Египта рассказывал об одном комбате из его страны, который переделал три радиоуправляемые модели в малые беспилотники и управлял ими из собственной боевой машины. Ведя наблюдение с воздуха за действиями ОПФОР, он легко привел свой батальон к победе в маневрах.

                Однако нельзя обвинять в близорукости только лидеров низшего звена; мало кто из старших командиров обладает способностью предвидеть каждую проблему, что подсунет нам будущее. Лишь немногие из командиров сухопутных сил любой армии мира встречались со вражескими беспилотниками, и армейские уставы и инструкции все еще не рассматривают детально возможности вражеских разведывательных систем. Программа развития беспилотных летательных аппаратов получает технологии, испытательные полигоны и финансирование, что логично, но что насчет разработки противо-БПЛА оружия? Существующий мануал ATTP 3-04.15, Multi-service Tactics, Techniques, and Procedures for Unmanned Aircraft Systems прекрасно описывает применение БПЛА, но обходит молчанием возможности противника или методы противодействия наблюдению со стороны дронов. Представьте, как если бы новых устав для Пехоты описывал только наступление, и оставлял подготовку обороны на усмотрение читателя. Наша армия располагает феноменально эффективными средствами против ударных вертолетов и штурмовой авиации, такими как Стингеры, Джавелины и Эвенджеры. Мы рассчитываем на господство в воздухе, поскольку имеем ракеты HARM против вражеских наземных систем ПВО, ракеты земля-воздух против вражеских самолетов, и системы Пэтриот против вражеских ракет. Почему при этом мы не уделяем столько же внимания противодействию беспилотной авиации? Над полем боя будущего будут сновать дроны всех размеров, и не только наши будут вооружены ракетами.

                Существует только одно место, где программа подготовки включает вражеские БПЛА – и это полигонNTC.Я недавно закончил активную ротацию в NTC в качестве ХО механизированной роты смешанной батальонной группы. При подготовке обороны сектора, моя рота – а мы прикрывали правый фланг зоны ответственности всей бригады – столкнулась со сложностями в организации взаимодействия с зенитными средствами, которые придали нам буквально в последнюю минуту. Мой ротный командир имел привычку добросовестно использовать все средства на максимум, и потому заставил сержанта секции Эвенджеров изложить собственные возможности, после чего назначил зенитчикам укрытую позицию в нашем районе. Мы оборудовали основные позиции, запасные замаскированные позиции, и репетировали действия в течении примерно 36 часов перед ожидаемой вражеской атакой. И, хотя по нам не вели ни прямого, ни непрямого огня, мы столкнулись кое с чем, к чему были совершенно не готовы – с авиацией, а именно ОПФОРовским беспилотником типа Рэйвен.

                Утром, когда ожидалась вражеская атака, два наших механизированных взвода и приданный танковый взвод (одна секция танков оставалась в резерве) переместились на замаскированные позиции и стали наблюдать свои секторы. Прошло несколько часов, и один из командиров IFV Брэдли сообщил, что над ним парит малый дрон. Он даже смог определить его тип – Рэйвен. Мы отреагировали установленным порядком, а именно – никак. Дрон вскоре исчез. Если бы противник отправил дрон на час позже, то он бы вскрыл наши основные а не запасные позиции, и смог бы вести эффективный огонь.

                Этот лишь один пример, иллюстрирующий, как плохо мы готовы к контакту с вражескими БПЛА на уровне взводов и рот. Говоря коротко, подразделениям – а в особенности подразделениям, готовящимся к ротации в центрах боевой подготовки – необходимо организовать наблюдение за воздухом, и разработать установленные процедуры реакции на появление вражеских БПЛА. Назначив специальных наблюдателей и установив строгую процедуру сообщения о наличии или отсутствии вражеских БПЛА в небе, можно замечать вражеские разведывательные дроны заблаговременно и предпринять соответствующие действия. Многие дроны оснащены неподвижной камерой, что обозревает только небольшой участок земли под ними – словно глядишь через соломинку – так что внимательные наблюдатели могут заметить БПЛА до того, как он заметит их. Мы не готовили мер против воздушного наблюдения, и потому нашу позицию изучили от и до. К счастью, наша рота и без того занимала замаскированные позиции, чтобы затруднить противнику вскрыть нашу систему обороны, и эта тактика оправдала себя. На итоговом брифинге по завершению ротации нам показали снимки с Рэйвена ОПФОР – оказалось, что он не смог обнаружить наши боевые позиции. Можно было спрятаться еще лучше, натянув маскировочные сети поверх нашей техники. Таким образом, противник не смог бы вскрыть и наши позиции, и нашу численность.

                В качестве минимума, любой батальон должен установить формат доклада об обнаружении беспилотника, и такой доклад нужно постоянно отрабатывать в ходе подготовки к ротации в NTC. Предлагаемый формат доклада такой: 

Позывной подразделения, назначенная частота

Красный-1, ЧСТТ

Местоположение подразделения

6-ти или 8-ми символьные координаты

Местоположение замеченного БПЛА

Координаты или дистанция и азимут до БПЛА

Время обнаружения БПЛА

ЧЧММ

Был ли БПЛА замечен на подлете, или уже летает над головой некоторое время? Во втором случае – как долго?

Оценка временного интервала

Режим полета БПЛА

Дрон барражирует над одной точкой (возможно заметил цель), летит по прямой (в зону разведки) или меняет курс случайным образом (ищет цель)?

Физическое описание БПЛА

Оценка размера, размаха крыльев, цвета обшивки, высоты полета, конфигурация хвостового оперения и т. д.

                 Это простые временные меры, не требующие дополнительных ресурсов, кроме времени в процессе боевой подготовки. В качестве решения проблемы Армия должна разработать специализированные средства против БПЛА, способные либо вывести беспилотную платформу из-под контроля оператора путем глушения входящих и исходящих сигналов, либо вывести из строя бортовую оптику, либо физически уничтожить дрон. Подполковник Фримен высказывает очень правильную мысль: «На современном поле боя движение означает смерть».

                Как бы то ни было, командир полевых войск обязан готовится ко всем восьми формам контакта (visual, direct, indirect, non-hostile, obstacles, aircraft, CBRN, EW – визуальное наблюдение, огонь прямо наводкой, огонь с ЗОП, не-враждебные элементы, заграждения, авиация, ОМП, РЭБ), в том числе к авиации в виде БПЛА. Есть причина, по которой ротации в NTC проводятся против равного по возможностям противника: технологический разрыв между Армией США и другими передовыми армиями быстро сокращается. Технология малых БПЛА, развертываемых на ротном уровне, требует несравненно меньших затрат, чем истребители, танки и вооруженные дроны, на которых обычно сосредоточено все внимание СМИ. Совсем не исключено, что однажды американская публика увидит видео с малым дроном, уничтожающим ничего не подозревающих пехотинцев. Давайте подготовимся к этому дню.

t_bone: (Default)
Пункт первый - планы работы.

Список годного и полезного к переводу у меня всегда превышал возможности раз, эдак, в десять. Однако в последнее время процесс принял совсем уже лавинообразный характер.
Сидел, думал, за что браться, и вдруг дошло до меня - а чего это я один голову ломаю? Потому организовываем коллективный квест. В ближайшем списке есть варианты:
  1. Статья про проблемы взаимодействия тяжелой ротной группы (танки + Брэдли) с батальоном/бригадой легкой пехоты в конфликте малой и средней интенсивности. Написана по опыту ротаций JRTC. Минус - 1998 год (по моему), но точно еще ло Iraqi Freedom. С другой стороны, там ничего особо не поменяется.
  2. Статья про взаимодействие пехоты и бронетехники в рамках наступательных действий в городской застройке. Тактика, фазы операции, процедуры целеуказания и некоторые типичные ошибки. В конце даже немного про кино, а именно Saving Private Ryan.
  3. Commander, May I Engage? - майский победитель NCO Writing Excellence Program, эссе посвященное проблематике применения снайперов в операциях малой интенсивности. Разработка правил применения оружия, анализ обстановки, оценка рисков.
  4. Фундаментальная работа от наблюдателя/посредника в JRTC про типичные ошибки и оптимальные тактики пехотного городского боя.
  5. Короткая (10-12к) эссе на тему, что делать, если незадействованному взводу (в данном случае - взводу оружия пехотного батальона) командир ставит срочную боевую задачу, которая не планировалась и не отрабатывалась. В широком смысле - что можно сделать, чтобы не налажать, в ситуации "срочно давай", когда в распоряжении только инфа из FRAGO.
Все, кроме п. 5 тянет на 30-40к символов, на неделю работы где-то. Высказывайтесь, кому что интересно в первую очередь.

Пункт второй - разное.

Заканчиваем доброй песней, как водится.

Profile

t_bone: (Default)
T-Bone

May 2017

S M T W T F S
  1 2 3 4 56
7891011 12 13
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 09:38 am
Powered by Dreamwidth Studios