Apr. 7th, 2017

/чатек

Apr. 7th, 2017 05:29 pm
t_bone: (Default)
XXX: иногда мне хочется завести дочку только для того, чтобы назвать ее Русофобия
XXX: печально то что даже с таким планом я все равно буду более ответственным, чем 67% современных родителей
YYY: Русофобия Батькiвна. Норм звучит.
YYY: И в школе дразнить не будут. Ну, если кастетом обеспечить, конечно.
YYY: Для усиления так сказать
YYY: Русофобии
XXX: лал. да ну куда в школу кастет
YYY: в портфель
XXX: лучше дубинка. и в хозяйстве пригодится, и поухватистей, и you know, reach advantage
YYY: Или ножниці!
XXX: у тебя  на моего ребенка более продуманный план, чем у меня
YYY: я смотрю мудріе фильмі 
YYY: про школу
YYY: и русофобию



t_bone: (Default)

Медвежий взгляд: русские оценивают концепцию страйкер-бригад/ The bear facts: Russians appraise the Stryker brigade concept by Grau, Lester W.; Stoyanov, Elena (2004)

Lieutenant Colonel Lester W. Grau, U.S. Army Retired is a retired infantryman and Soviet Foreign Area Officer who has published widely on tactics, the Soviet-Afghan War and the Central Asia Region. Author of three book on Afghanistan, he is working on a fourth. He is a Vietnam veteran who has also served as an Army civilian in Afghanistan and Iraq. He is a military analyst for the Foreign Military Studies Office and the current Central Command Fellow.

Elena Stoyanov is a Navy Reserve cryptologist and linguist with native fluency in Bulgarian and professional credentials in Russian and Serbo-Croatian. She currently works for the Florida Department of Health. She heads her own interpreter/translation business.           

 

Концепция страйкер-бригады представляет для российской армии некоторый интерес, поскольку она унаследовала традицию совместного использования гусеничных и колесных БТР. В советские времена мотострелковая дивизия состояла из трех мотострелковых полков, танкового полка и артиллерийского полка. Два мотострелковых полка имели на вооружении колесные машины (БТР), и третий – гусеничные БМП. БМП рассматривались как более живучие и эффективные боевые машины, но даже СА была вынуждена время от времени считать рубли. Колесные БТР использовались на второстепенных направлениях или в качестве второго эшелона, а полк на БМП во взаимодействии с танковым полком наносил главный удар. Более дешевые колесные БТР были способом сэкономить.

                После распада СССР российская армия продолжила использовать прежние штаты, но при этом организовала специальные «миротворческие дивизии». 27-я гвардейская мотострелковая дивизия сохранила свои БТР и БМП, при этом законсервировав танки и артиллерию. БТР использовались в основном в «миротворческих операциях». Русские «миротворческие дивизии» занимались патрулированием и поддержанием правопорядка, а не вели военные действия, так что упор на колесные машины был оправдан.

                Русские пополнили контингент НАТО в Боснии-и-Герцеговине один воздушно-десантным полком. Этот полк имел на вооружении тесные и авиатранспортабельные гусеничные БМД. Как только положение стабилизировалось, полк был усилен некоторым количеством колесных БТР.      

БМД плохо подходили для затяжного патрулирования из-за тесноты и неэргономичности. В Чечне российские войска использовали смесь БМП и БТР. БМП применяли для боевых задач, а БТР – для патрулирования и административных перевозок в те случаях, когда грузовик или легковая машина могли попасть под обстрел.


 

                Русские пристально следят за опытом применения гусеничных и колесных боевых машин другими странами. В 2003 году июньский номер Russian Foreign Military Review («Армейского обозрения» – прим. перев.) опубликовал следующую статью, озаглавленную «Формирование механизированных бригад «Страйкер» в Сухопутных войск США»:

                (Я опускаю описание ОШС, а также приведенные далее американские планы по будущему развертыванию страйкер-бригад. Нас интересуют, в первую очередь, оценки и комментарии – прим. перев.)

«По мнению американских специалистов, по своим боевым возможностям механизированная бригада «Страйкер», несмотря на отсутствие на ее вооружении танков M1 «Абрамс» и БМП/БРМ М2/МЗ «Брэдли», в целом не уступает имеющимся в СВ США «тяжелым» соединениям.

Минимально необходимая огневая мощь мотопехотных рот бригады обеспечивается наличием в их составе штатных взводов боевых машин с тяжелым вооружением (оснащены 105-мм пушкой), а также минометных секций и снайперских групп.

Возможности бригады по ведению разведки и управлению подчиненными подразделениями значительно возросли с включением в ее организационно-штатную структуру (помимо отдельной роты разведки) разведывательного батальона, имеющего на вооружении современные технические средства различных видов, включая комплекс БЛА «Шэдоу 200», и оснащением автоматизированной системой управления войсками, созданной на основе перспективных технологий.

Кроме того, оптимизация ОШС и принятие на вооружение ВВТ с массогабаритными характеристиками, позволяющими осуществлять их транспортировку всеми типами военно-транспортных самолетов ВВС США, включая С-130 «Геркулес», значительно повысили мобильность бригады. По мнению американских экспертов, переброска сил и средств соединения с континентальной части страны в любой регион мира и его развертывание могут быть осуществлены в течение 96 ч.

Слабыми сторонами соединения переходного типа являются недостаточная ударная мощь для прорыва подготовленной обороны, а также высокая уязвимость для огня артиллерии и противотанковых средств при ведении боевых действий в условиях непосредственного соприкосновения с хорошо вооруженным противником. Данные недостатки командование сухопутных войск США намерено компенсировать за счет оказания непосредственной поддержки с воздуха бригаде, ведущей боевые действия, силами и средствами национальных (коалиционных) авиационных группировок ВВС и ВМС, а также ее усиления танковыми, артиллерийскими, зенитными подразделениями и армейской авиацией из состава дивизии (корпуса).

Реально оценить боевые возможности первой механизированной бригады «Страйкер» удастся, по мнению американских экспертов, только после выполнения задач по стабилизации обстановки в Ираке, где она находится с января 2004 года.»

                Организационно-штатное расписание страйкер-бригад изменяется очень быстро, поэтому российская статья уже успела кое-в-чем устареть. Однако она правильно излагает общий замысел и подробно рассматривает детали. Статья также сопровождалась фотографиями и описанием характеристик большинства упомянутых машин и систем вооружения.

                По размеру и количеству машин страйкер-бригада очень похода на старый советский мотострелковых полк на БТР. Советский полк БТР имел три мотострелковых батальона, собственный танковый батальон, гаубичный артиллерийский батальон, разведывательную роту, взвод РХБЗ, саперную роту, роту обслуживания, транспортную роту, медицинскую роту, взвод снабжения и оркестр. Структура страйкер-бригады в общих чертах сравнима с ним, хотя советский полк БТР обладал существенно большей огневой мощью, а американское соединение имеет существенно большие возможности по сбору разведданных. Русские хорошо понимали, что у полков на БТР недоставало возможностей для прорыва подготовленной обороны, и они были очень уязвимы для артиллерийского и противотанкового огня. Как следствие, БТР никогда не использовались на направлении главного удара. Теперь русские отмечают сходные недостатки страйкер-бригады. Кроме того, интересно отметить, что отсутствует в русской статье. Во-первых, ее авторы не отмечают и не рассуждают про использование информационных технологий в качестве своего рода «электронного дзюдо» для достижения превосходства над противником, и восполнении отставания в бронезащите и огневой мощи за счет электроники. Авторы упомянули наличие продвинутых компьютеров и запланированное внедрение компьютеризированной системы C4ISR (Command, Control, Communications, Computers, Intelligence, Surveillance and Reconnaissance – командование, контроль, связь, компьютеризация, разведка, наблюдение, рекогносцировка), однако не развили эту мысль. Во-вторых, по-видимому, авторы русской статьи отвергают мысль о самодостаточности страйкер-бригады. Ее по-прежнему считают ослабленным соединением, которое наверняка будет нуждаться в мощной воздушной поддержке во время столкновения с хорошо вооруженным и подготовленным противником. В-третьих, русских совершенно не беспокоит проблема авиатранспортабельности. Россия – континентальная страна. В советские времена они решали проблему аэромобильности путем постройки экранопланов, способных взять на борт танки, самоходную артиллерию и бронетранспортеры. Их философия требовала самолетов, способных поднять и транспортировать полноценные механизированные подразделения. И поэтому теперь русские воспринимают формирования страйкеры как недомерки, жертвующие боевой мощью и бронезащитой ради возможности перевозки по воздуху наличным (и стареющим) парком транспортной авиации.

                 Возможности страйкер-бригады будут проверены в бою. В настоящий момент Россия проводит противопартизанскую операцию в Чечне. США проводят противопартизанские операции в Афганистане и Ираке. Действия против партизан выдвигают особые требования к вооруженным силам, что со временем ведет к изменениям в боевой подготовке, тактике, организационной структуре и оснащении. Поэтому русские следят за действиями страйкер-бригады в северо-западном Ираке едва ли менее пристально, чем США. В процессе подготовки своих вооруженных сил к требованиям будущего, обоим государствам есть чему поучится друг у друга.
--------------------------------------

Статья по контексту сильно устарела, однако все еще представляет интерес в разрезе дискуссии о назначении страйкер-бригад, а также принципиальных различий во взглядах двух школ на аэромобильные силы.
Две трети "Королей дороги" про особенности тактики связки танки-пехота у уже готово и ждут своего часа.

 

Profile

t_bone: (Default)
T-Bone

May 2017

S M T W T F S
  1 2 3 4 56
7891011 12 13
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios