t_bone: (Default)
Эсминец флота США "Портер" еще долго не будет рисовать в виде камнусу. Потому что необходимости нет. Командир корабля выглядит вот так:


CDR Andria Slough was commissioned in 1998 from the U.S. Naval Academy with a Bachelor of Science degree in Ocean Engineering. At sea, CDR Slough served as Combat Information Center Officer, and later Auxiliaries and Electrical Officer in USS O'BRIEN (DD 975); commissioning Fire Control Officer in USS BULKELEY (DDG 84); Weapons Officer in USS THE SULLIVANS (DDG 68); Executive Officer and Commanding Officer in USS DEFENDER (MCM 2) and as Executive Officer in USS PORTER (DDG 78).
Ashore, CDR Slough served at the Aegis Training and Readiness Center in Dahlgren, VA, as a technical instructor for Prospective Commanding Officers and Executive Officers, participated in the initial Aegis Ballistic Missile Defense capability development and headed the LCS/DD(X) Task Force; forward-deployed to the U.S. Central Command Headquarters in Doha, Qatar, supporting the Friendly Forces Coalition Coordination Center as a Naval Operations Officer; and as the Deputy Director for Joint Maritime Ballistic Missile Defense Operations and Training while assigned to the Missile Defense Agency's Aegis Ballistic Missile Defense Program Office.
CDR Slough's additional education includes a Master of Arts Degree in Public Policy and Administration, Concentration in Security and Intelligence Studies, from the University of Pittsburgh and qualification as a Joint Service Officer. Her personal awards include the Defense Meritorious Service Medal, the Meritorious Service Medal, Pacific Fleet Shiphandler of the Year and the VADM John D. Bulkeley Leadership Award.



Тем временем, израильтяне показали как выглядит авиабаза Шайрат после бомбардировки.



Еще три фото... )


Какой урок мы можем из этого извлечь?
1. КР для поражения стратегически важных целей применяются массировано. Этим во-первых, гарантируется прорыв местного ПВО, во-вторых, обеспечивается полное уничтожение инфраструктуры. Что мы можем в данном случае наглядно наблюдать - база полностью непригодна для дальнейшего использования.
Хотя да, ВПП и рулежки не повреждены. Мудрые люди не пускают крылатые ракеты стоимостью в миллионы, чтобы сделать дырку в бетоне, которую инженер Абдул с заделает за два дня.

2. Тяжелые комплексы ПВО, скорее всего, залп КР прощелкают. В случае сколько-нибудь обширного ТВД все возможные пути подлета засадами тоже не перекрыть. Приданное (объектное) ПВО с массированным залпом справится не в состоянии, даже в случае его полной боеготовности.
Поэтому Шайрат - это та картинка, которую надо удерживать в голове каждому командиру, который противостоит противнику, обладающему ракетным арсеналом. Нельзя полагаться только на зенитные средства.

Статья Дейла Эйкмейера про базовые принципы противовоздушной обороны для полевых командиров здесь:
https://t-bone.dreamwidth.org/70402.html - часть 1.
https://t-bone.dreamwidth.org/70885.html - часть 2.
t_bone: (Default)

Обучение противодействию угрозе вражеских БПЛА/Training for the enemy UAV threat by CPT Jeremy M. Phillips.

CPT Jeremy M. Phillips is currently a student at the Maneuver Captains Career Course at Fort Benning, Ga. His previous assignments include serving as a rifle platoon leader and company executive officer with the 1st Squadron, 12th Cavalry Battalion, 3rd Brigade Combat Team, 1st Cavalry Division. He graduated from the U.S. Military Academy at West Point, N.Y., with a bachelor's degree in literature.

                Среди высоких чинов Армии ширится убеждение, что фокус армейской подготовки вскоре вернется обратно к тем операциям, к которым мы готовились до 9/11. На этом пути ожидают трудности, ибо наша доктрина и наша тактика, разработанная для столкновения со сходным о возможностям противником, местами успела устареть.

                Несмотря на возобновление ротаций в Национальном Учебном Центре (NTC), форт Ирвин, Калифорния, многим командирам и лидерам младшего звена все еще трудно представить, как воевать против организованного и механизированного противника (ОПФОР), обладающего равными с нами боевыми возможностями. Без сомнения, эта неопределенность частично вызвана тем, что Армия на протяжении десятилетий не встречала на поле боя равные по силе механизированные или танковые силы, а также плотно занималась противопартизанскими действиями (COIN) и военными операциями, проводимыми вне войны (MOOTW) на протяжении 11 лет. Из всего спектра угроз, наши командиры и тактические лидеры, возможно, наименее подготовлены к противодействию вражеским средствам разведки, в особенности беспилотным летательным аппаратам (БПЛА).

                Недавняя статья в Foreign Policy, написанная подполковником Корпуса морской пехоты Ллойдом Фрименом, наглядно демонстрирует, насколько ошибочно американские офицеры понимают БПЛА. С твердой уверенностью он описывает конфликты будущего следующим образом: «…и войска более не выигрывают войны. Теперь это делают компьютеры, ракеты, самолеты и дроны.» Я признаю важность компьютеров, ракет, самолетов и дронов, однако ни один серьезный стратег не станет отрицать значение танковых и механизированных соединений в затяжном военном конфликте. Вооруженные силы по всему миру снова и снова учат один и тот же урок, когда силы специальных операций или воздушные бомбардировки само по себе не достигают желаемого результата. Для примера, мы можем изучать Балканы, Чечню и Вьетнам – три страны, где активные воздушные бомбардировки так и не смогли ни уничтожить, ни деморализовать упорные местные военные силы. Подполковник Фримен совершенно прав, когда указывает на возрастающую роль средств разведки и высокотехнологичных систем, однако уметь противостоять технологиям наших будущих врагов так же важно, как и разрабатывать и применять свои собственные. На поле боя будущего свобода маневра будет гарантироваться мерами защиты против наблюдения и воздушных ударов со стороны вражеских беспилотных платформ.


 

                На последние пять лет приходится бум БПЛА, как гражданского, так и военного назначения. Эта технология уже вышла далеко за пределы Соединенных Штатов. В 2011 году о захвате американского беспилотника объявил Иран. Обратный инжиниринг займет некоторое время, однако иранцы далеко не единственные из тех, кто пытается достигнуть с нами разведывательного паритета. Постоянно приходят новости о новых малых дронах в арсенале БПЛА Китая. Не стоит забывать, что построить малый беспилотник с удивительно широкими возможностями сейчас можно даже в хорошо оборудованном гараже. Мой сокурсник из Египта рассказывал об одном комбате из его страны, который переделал три радиоуправляемые модели в малые беспилотники и управлял ими из собственной боевой машины. Ведя наблюдение с воздуха за действиями ОПФОР, он легко привел свой батальон к победе в маневрах.

                Однако нельзя обвинять в близорукости только лидеров низшего звена; мало кто из старших командиров обладает способностью предвидеть каждую проблему, что подсунет нам будущее. Лишь немногие из командиров сухопутных сил любой армии мира встречались со вражескими беспилотниками, и армейские уставы и инструкции все еще не рассматривают детально возможности вражеских разведывательных систем. Программа развития беспилотных летательных аппаратов получает технологии, испытательные полигоны и финансирование, что логично, но что насчет разработки противо-БПЛА оружия? Существующий мануал ATTP 3-04.15, Multi-service Tactics, Techniques, and Procedures for Unmanned Aircraft Systems прекрасно описывает применение БПЛА, но обходит молчанием возможности противника или методы противодействия наблюдению со стороны дронов. Представьте, как если бы новых устав для Пехоты описывал только наступление, и оставлял подготовку обороны на усмотрение читателя. Наша армия располагает феноменально эффективными средствами против ударных вертолетов и штурмовой авиации, такими как Стингеры, Джавелины и Эвенджеры. Мы рассчитываем на господство в воздухе, поскольку имеем ракеты HARM против вражеских наземных систем ПВО, ракеты земля-воздух против вражеских самолетов, и системы Пэтриот против вражеских ракет. Почему при этом мы не уделяем столько же внимания противодействию беспилотной авиации? Над полем боя будущего будут сновать дроны всех размеров, и не только наши будут вооружены ракетами.

                Существует только одно место, где программа подготовки включает вражеские БПЛА – и это полигонNTC.Я недавно закончил активную ротацию в NTC в качестве ХО механизированной роты смешанной батальонной группы. При подготовке обороны сектора, моя рота – а мы прикрывали правый фланг зоны ответственности всей бригады – столкнулась со сложностями в организации взаимодействия с зенитными средствами, которые придали нам буквально в последнюю минуту. Мой ротный командир имел привычку добросовестно использовать все средства на максимум, и потому заставил сержанта секции Эвенджеров изложить собственные возможности, после чего назначил зенитчикам укрытую позицию в нашем районе. Мы оборудовали основные позиции, запасные замаскированные позиции, и репетировали действия в течении примерно 36 часов перед ожидаемой вражеской атакой. И, хотя по нам не вели ни прямого, ни непрямого огня, мы столкнулись кое с чем, к чему были совершенно не готовы – с авиацией, а именно ОПФОРовским беспилотником типа Рэйвен.

                Утром, когда ожидалась вражеская атака, два наших механизированных взвода и приданный танковый взвод (одна секция танков оставалась в резерве) переместились на замаскированные позиции и стали наблюдать свои секторы. Прошло несколько часов, и один из командиров IFV Брэдли сообщил, что над ним парит малый дрон. Он даже смог определить его тип – Рэйвен. Мы отреагировали установленным порядком, а именно – никак. Дрон вскоре исчез. Если бы противник отправил дрон на час позже, то он бы вскрыл наши основные а не запасные позиции, и смог бы вести эффективный огонь.

                Этот лишь один пример, иллюстрирующий, как плохо мы готовы к контакту с вражескими БПЛА на уровне взводов и рот. Говоря коротко, подразделениям – а в особенности подразделениям, готовящимся к ротации в центрах боевой подготовки – необходимо организовать наблюдение за воздухом, и разработать установленные процедуры реакции на появление вражеских БПЛА. Назначив специальных наблюдателей и установив строгую процедуру сообщения о наличии или отсутствии вражеских БПЛА в небе, можно замечать вражеские разведывательные дроны заблаговременно и предпринять соответствующие действия. Многие дроны оснащены неподвижной камерой, что обозревает только небольшой участок земли под ними – словно глядишь через соломинку – так что внимательные наблюдатели могут заметить БПЛА до того, как он заметит их. Мы не готовили мер против воздушного наблюдения, и потому нашу позицию изучили от и до. К счастью, наша рота и без того занимала замаскированные позиции, чтобы затруднить противнику вскрыть нашу систему обороны, и эта тактика оправдала себя. На итоговом брифинге по завершению ротации нам показали снимки с Рэйвена ОПФОР – оказалось, что он не смог обнаружить наши боевые позиции. Можно было спрятаться еще лучше, натянув маскировочные сети поверх нашей техники. Таким образом, противник не смог бы вскрыть и наши позиции, и нашу численность.

                В качестве минимума, любой батальон должен установить формат доклада об обнаружении беспилотника, и такой доклад нужно постоянно отрабатывать в ходе подготовки к ротации в NTC. Предлагаемый формат доклада такой: 

Позывной подразделения, назначенная частота

Красный-1, ЧСТТ

Местоположение подразделения

6-ти или 8-ми символьные координаты

Местоположение замеченного БПЛА

Координаты или дистанция и азимут до БПЛА

Время обнаружения БПЛА

ЧЧММ

Был ли БПЛА замечен на подлете, или уже летает над головой некоторое время? Во втором случае – как долго?

Оценка временного интервала

Режим полета БПЛА

Дрон барражирует над одной точкой (возможно заметил цель), летит по прямой (в зону разведки) или меняет курс случайным образом (ищет цель)?

Физическое описание БПЛА

Оценка размера, размаха крыльев, цвета обшивки, высоты полета, конфигурация хвостового оперения и т. д.

                 Это простые временные меры, не требующие дополнительных ресурсов, кроме времени в процессе боевой подготовки. В качестве решения проблемы Армия должна разработать специализированные средства против БПЛА, способные либо вывести беспилотную платформу из-под контроля оператора путем глушения входящих и исходящих сигналов, либо вывести из строя бортовую оптику, либо физически уничтожить дрон. Подполковник Фримен высказывает очень правильную мысль: «На современном поле боя движение означает смерть».

                Как бы то ни было, командир полевых войск обязан готовится ко всем восьми формам контакта (visual, direct, indirect, non-hostile, obstacles, aircraft, CBRN, EW – визуальное наблюдение, огонь прямо наводкой, огонь с ЗОП, не-враждебные элементы, заграждения, авиация, ОМП, РЭБ), в том числе к авиации в виде БПЛА. Есть причина, по которой ротации в NTC проводятся против равного по возможностям противника: технологический разрыв между Армией США и другими передовыми армиями быстро сокращается. Технология малых БПЛА, развертываемых на ротном уровне, требует несравненно меньших затрат, чем истребители, танки и вооруженные дроны, на которых обычно сосредоточено все внимание СМИ. Совсем не исключено, что однажды американская публика увидит видео с малым дроном, уничтожающим ничего не подозревающих пехотинцев. Давайте подготовимся к этому дню.

t_bone: (олень)
Кстати, о воздушных атаках. Есть одна тема, которую давно хотел поднять.

Представим протяженную наземную цель, ширина которой сравнима с угловым рассеиванием пуль (пусть оптимистично 10 метров**) - пехотную колонну на марше, траншею или хреново рассредоточенную батарею. Самолет делает заход, снижаясь под пологим углом, пилот перемещает прицел вдоль всей протяженности цели и обстреливает ее из бортового оружия - то, что называется strafing attack*. Длину цели примем в 100 метров.
Для удобства будем считать, что горизонтальная скорость самолета относительно земли остается постоянной, и пилот во время стрельбы перемещает прицел строго равномерно, обеспечивая равномерное же распределение пуль по всей площади цели.
Исходя из указанных условий, прикинем мощность огневого воздействия на погонный метр.

Эпоха ПМВ:
- принимаем горизонтальную скорость самолета в 150 км/ч, самолет вооружен одним пулеметом с синхронизатором скорострельностью 400 выстр./мин.
- значит, дистанцию в 100 метров самолет (прицельная метка) преодолеет за 2,40 сек, пулемет за это время сделает 16 выстрелов.
Итого: пуля будет шлепаться каждые 6,25 погонных метра, или на каждые 31,25 кв.метра площади. Не очень интересно.

Берем эпоху ВМВ:
- горизонтальная скорость захода типичного ground-attack plane - пусть в два раза выше, 300 км/ч. Вооружение изменяется существенно.

Ил-2 имеет на борту:
- 2 крыльевые пушки ШВАК скорострельностью 700-800 в/мин, берем среднюю 750 выстр./мин; также два крыльевых ШКАСа скорострельностью 1800 в/мин.
- заход на ту же цель будет продолжаться в два раза меньше - 1,20 сек. Пулеметы выпустят в общей сложности 72 пули, пушки добавят еще 38.
Итого: одно попадание будет приходится на каждые 0,9 погонного метра или 4,54 метра площади. Это если ШКАСы не заклинит, штурмовик не будет мотать при заходе и весь огонь уйдет в полосу.

Шестипулеметная батарея 0.50 - Мустанг, Корсар, Хеллкет, недогруженный Тандерболт:
- принимаем скорострельность пулемета AN/M2 в 800 выстр./мин
- при тех же условиях за 1,20 сек все пулеметы сделают 96 выстрелов
Итого: одно попадание будет приходится на каждые 1,04 погонного, и 5,028 кв.м площади. Почти такой же результат, но скорее всего атакующий заход истребителя-бомбардировщика будет совершаться на большей скорости.

Совсем весело: Корея.
- горизонтальная скорость F-86 на боевом заходе - пусть 600 км/ч. Вооружение - шесть носовых пулеметов AN/M3 скорострельностью в 1200 выстр./мин.
- довольно очевидно, куда все идет, не так ли. Полуторный прирост скорострельности не компенсирует двукратного прироста скорости, что выливается в меньшие показатели: 0,6 сек, 72 пули, 1,3 погонного метра на дырку.
МиГ-15 рассматривать не буду, и так понятно.

Выводы:
- При заданных условиях огневое воздействие strafing attack похоже на непрямой огонь одиночного пулемета с очень большой дистанции. Выкосить таким образом даже выгодную цель - вроде пехотной колонны - не получится. Грузовики и телеги из снабженческих колонн имеют большую площадь, но и рассредоточены с большим интервалом. Да и одиночная дырка от пули в раме автомобиль не остановит.
- Определяющий фактор эффективности такого обстрела - скорость, чем она меньше, тем выгоднее. Однако, замедление делает атакующий самолет во-первых, более уязвимым для МЗА, и во-вторых, ставит ИБ в невыгодные условия в случае появления истребителей противника.
- Гораздо более эффективный способ положить большее число пуль в цель - это удерживать перекрестье на одной точке во время всего захода, то есть атака обстрелом с пикирования. Однако при этом площадь поражения будет определятся только рассеиванием пуль от вибрации самолета и рысканьем при прицеливании, об атаке протяженной цели можно забыть.
- Эта математика не учитывает моральный эффект подавляющего огня при воздушной атаке.
- Ряды тянущихся вдоль дороги плотных-плотных параллельных фонтанчиков, которые получаются при стрельбе самолетов в кино - чушь.

*большое неудобство, что для термина strafing attack, то есть обстрела с одновременным пролетом вдоль/над целью, не существует адекватного русскоязычного аналога. По итогам одного разговора в чятике одним мудрым человеком было предложено ввести свой, а именно: "[атака] аки сокол". "Р-47 сбрасывали бомбы и атаковали, аки соколы". Офигенная штука.
**поставил ширину в 10 метров, а для расчетов площадь брал 500 квадратов. Ну и хрен с ним, все равно никто не заметил
t_bone: (олень)
Влом мне писать сегдоня новый пост, искать инфу, вот это все. Пусть будет старый.

Изучая эффективность ракетных ударов "Тайфунов" 2 TAF, бриты (The Work of №2 Operational Research Section with 21 Army Group, June 1944 - July 1945, p. 4/I) к 45-му году высчитали средние показатели точности попадания. Получилось вот что:

Примечания:
1. Точность расчитана средняя по больнице, и исходный док прямо указывает, что показатели отдельных эскадрилий могли превышать расчетные в два-три раза. Отклонение от точки пприцеливания у лучших пилотов в полигонных условиях не превышало 20 ярдов.
2. Конечно, попасть != уничтожить, но типичный эффект прямого попадания ракеты описывается как:
- деревянные дома и сараи разрушаются взрывом
- кирпичные здания получают пробоину большого диаметра в стене и внутренние разрушения
- 20-мм зенитное орудие разносится на куски
- вражеские танки выходят из строя и обычно загораются.

 
t_bone: (олень)
Запилил очередной перевод.

2004 год, неназванная ближневосточная страна. Главный герой командует ротой "страйкеров", что сразу возносит его над большинством прочих сновидцев, поскольку те в массе своей выше легкопехотного взвода не поднимаются. Однако противник серьезный и многочисленный, так что для победы необходимо наладить тесное взаимодействие между наземными войсками и поддерживающими их артиллерией и авиацией. Авторы съели на вопросе средних размеров стаю собак:

Colonel D. Matthew Neuenswander (El Cid), USAF, until recently, was the Commander of the Air-Ground Operations School (AGOS) at Nellis AFB, Nevada. In that capacity, he was responsible for the Joint Firepower Course, the USAF’s primary close air support (CAS) training as well as executing more than 20 Joint Air Warrior I and II exercises in conjunction with the National Training Center (NTC), Fort Irwin, California, and the Joint Readiness Training Center, Fort Polk, Louisiana. Currently, he is Chief of Counterland Doctrine in the Air Force Doctrine Center at Maxwell AFB, Alabama. He has flown both the F-16 and A-10 during Operation Anaconda; he commanded the A-10 detachments in Afghanistan and was the first Group Commander at Baghram Air Base.

Lieutenant Colonel D. Wayne Andrews is the Senior Instructor on the Army Joint Support Team at Nellis AFB. He has served as an S3 and Battalion Executive Officer for the 2d Battalion, 5th Field Artillery (2-5 FA), 212th Field Artillery Brigade, and a Small Group Instructor for the FA Officer Advanced Course at the FA School, both at Fort Sill, Oklahoma. He also was a Field Artillery Battalion Observer/Controller and Chief of the Leader Training Program at the NTC. He commanded C Battery, 1-4 FA, 2d Infantry Division, in Korea and, in the 1st Cavalry Division, Fort Hood, Texas, he commanded B/26th FA (Target Acquisition Battery) and then served as a Fire Support Officer for 1-5 Cav.

Поскольку текст в основном посвящен объединенным операциям, оригинальный текст изобилует названиями организаций, структур, должностей, специальностей или систем, для части из которых не существует общепринятого отечественного аналога. Вдобавок, согласно англоязычной военной традиции, они зашифрованы в аббревиатуры. Думал я, что с этим делать, и пришел к следующему решению.
Двуязычная каша никому не нужна - она плохо воспринимается как в тексте, так и на слух, и подменяет изучение смысла механическим заучиваением. Поэтому, везде, где только возможно, термины переведены по смыслу с подбором наиболее близкого отечественного аналога либо с одновременным пояснением. При этом английская аббревиатура с расшифровкой висит в сноске. Где подобное невозможно, (напр. подвесные модули для авиации LANTIRN, где аббревиатура играет роль названия системы) сохранен английский термин, с русской расшифровкой в сноске.
Так или иначе вы поймете о чем идет речь - не из перевода, так сверившись с исходником.

Решение не идеальное, и кроме того, чреватое ошибками - из-за дыр в квалификации переводчика. Поэтому, если найдете ошибку, двусмысленность или любую неточность - очень прошу, дайте знать.

Разбирайте, читайте, пользуйтесь.
https://yadi.sk/i/BGRu6ovGqWpcF - перевод

Благодарности причастным, без которых не получилось бы вообще, получилось бы хуже или еще медленнее:
[livejournal.com profile] vakhnenko и [livejournal.com profile] pfc_joker - исходный текст
[livejournal.com profile] scif_yar - перевод и консультации.
[livejournal.com profile] able_seaman - куча полезных правок.

The roads we traversed were dusty and crowded. Vehicles moved slowly,
bumper to bumper. Fresh out of West Point, with all its courses
in conventional procedures, I was offended at this jamming up of traffic.
It wasn't according to the book. Leaning over Dad's shoulder, I remarked,
"You'd never get away with this if you didn't have air supremacy."
I received an impatient snort:
"If I didn't have air supremacy, I wouldn't be here."

Второй лейтенант Джон Эйзенхауэр
Нормандия, 24 июня 1944.
t_bone: (олень)
Ок, еще один капитанский пост.


К 1944-му году самолет поля боя, а вернее - ударный истребитель, проделал долгий путь от ненужного пасынка до одного из ключевых элементов англо-американской военной машины. Естественно, для этого понадобился долгий и очень тернистый путь, описать который в двух словах я нахожу совершенно невозможным. Вместо этого попробуем кратко сформулировать основные постулаты, на которых строилась непосредственная авиаподдержка войск:

- Вопреки идеям, господствующим в 30-е годы, авиация не может ограничить свои усилия исключительно изоляцией поля боя. Во-первых, это практически недостижимо даже в идеальных случаях, во-вторых эффект от применения авиационного вооружения даже по "пустоте передовой" (то есть рассредоточенным, укрепленным и замаскированным боевым порядкам войск) оказался существенно выше прогнозируемого. В-третьих, в 40-х годах прошлого века авиация была самым гибким, мобильным и "дальнобойным" оружием в руках общевойскового командира. Она обладала способностью быстро наносить удары по любой точке вражеского боевого порядка, а потом могла быть оперативно переброшена на другой участок фронта. Поэтому массовые налеты истребителей бомбардировщиков устойчиво вошли в практику любого крупного наступления союзников, начиная уже с прорыва линии Марет в Тунисе ранней весной 1943-го года. Позже в Италии эта практика была значительно расширена и углублена.

- Опыт ВВС Пустыни, и крайне неудачные действия американской авиации во время марша на Тунис зимой 1942-1943 годов (емнип, это единственный случай вообще, когда Люфтваффе удерживало господство в воздухе против наступающих англо-американцев) наглядно показали, что сухопутные генералы не обладают достаточной квалификацией для управления авиационными соединениями. Поэтому взаимодействие наземных и воздушных частей и их штабов должно строится не по принципу вторых первым, но через совместное планирование и выполнение при тесном контакте между всеми участниками.

- Однако имелась серьезная проблема, стабильно возникавшая при поддержке сухопутных войск. Несмотря на все меры по повышению готовности к вылету и сокращению цепочки инстанций, промежуток между выдачей заявки на воздушный удар и появлением каких-нибудь "спитфайеров" над целью занимал в среднем около двух часов. Эту цифру необходимо было уменьшить в разы.

Таким образом, единственным решением этой проблемы было заблаговременное патрулирование готовых к удару истребителей-бомбардировщиков уже в воздухе, и наведение таких звеньев на указанные цели по мере возникающей необходимости. Решение сейчас кажется очевидным, но для того, чтобы претворить его в жизнь потребовалось внедрение целого ряда организационных и технических новинок. Ко времени высадки в Нормандии система немедленной воздушной поддержки приобрела следующий облик:

Теперь как работает эта красота.

1. Наземные войска (на схеме значок пехотной дивизии слева в центре) встречают неожиданное препятствие, и решают задействовать ВВС. Все заявки стекаются в структуру, именуемую AGCP (Air-Ground Communication Party, группа связи наземных войск и ВВС), состоящую из представителя тактической авиации (TAPO, Tactical Air Party Officer) и представителей оперативного отдела дивизии. AGCP проводит селекцию поступающих запросов на авиаподдержку, оценивает их с точки зрения своевременности и необходимости в перспективе складывающиейся на фронте дивизии обстановки, и пересылает утвержденные заявки в центр объединенных операций, одновременно уведомляя штаб корпуса. Два момента:
- AGCP и дивизионное управление не инициируют заявки, а лишь обрабатывают и пересылают их. Практически запрос на авиаподдержку может исходить от любого подразделения, подчиненного штабу дивизии.
- Штаб корпуса и корпусная группа AGCP уведомляются о заявке, могут мониторить процесс ее удовлетворения через корпусную сеть связи, чтобы при необходимости ускорить этот процесс. Но утверждения на уровне корпуса заявка не требует, и вот почему.

2. Штабы сухопутной армии и выделенного для взаимодействия с ней тактического воздушного командования (в данном случае Первой армии США и IX TAC) формируют единую структуру для взаимодействия - центр объединенных операций (COC, Combined Operation Center). В него входят представители разведывательного и оперативного отделов штабов армии и командования ВВС, находящиеся на постоянной связи со своими управлениями для мониторинга обстановки. Таким образом, сотрудники COC постоянно информированы о положении на передовой, наличных силах, состоянии подчиненных войск и т.д., и в свете этой информации они уполномочены принимать решение по поступающим к ним заявкам на авиаподдержку.

3. Для удовлетворения заявки ее должны одобрить старшие представители опертавных отделов от сухопутных сил и авиации (G-3 и A-3). При необходимости, они могут проконсультироваться для этого со своими штабами. 

4. Если заявка утверждена, она передается исполнителям - центру контроля тактической авиацией (TCC; также встречается обозначение центр контроля истребителей, FCC). В распоряжение ТСС передаются все заступающие на патрулирование истребители-бомбардировщики. Центр получает от A-3 из COC данные о положении цели, необходимом наряде сил, и рекомендуемом способе выполнения заявки. После этого ТСС переадресует задание нужному количеству перехватчиков, и связывается с со структурами наведения - FDP.

5. Основной задачей FDP (Forward Direction Post, Передовые посты наведения) является мониторинг воздушной обстановки с помощью нескольких типов радаров. Микроволновые радары раннего предупреждения (microwave early warning radar) отслеживают положение дружественных и вражеских самолетов в радиусе нескольких десятков миль, а также обеспечивают первичное ориентирование истребителей в пространстве. Точное положение самолета определяют станции типа  SCR-584, изначально использовавшиеся для наведения зенитных орудий.

6,7. ТСС и FDP теперь постоянно находятся на связи с направленной на цель ударной группой самолетов. Пилоты непрерывно получают информацию о воздушной обстановке в округе и о своем положении в пространстве, что исключает для них необходимость находить цель самостоятельно.
Точность с помощью радаров SCR-584 была такой, что во время арденской битвы они выводили ИБ на слепую ночную бомбардировку.

8. На завершающем этапе в дело вновь вступает дивизионная AGCP. По дивизионным каналам связи сухопутные войска предупреждаются о приближающемся налете, чтобы передовые подразделения в случае необходимости могли покинуть опасную зону, или подготовились атаковать непосредственр после авиаудара. Кроме того, обычной практикой было использование дивизионной артиллерии для подавления известных позиций вражеской зенитной артиллерии, наряду с этим практиковалось маркирование цели дымовыми снарядами.
Еще лучшие результаты могли быть достигнуты, если в распоряжении AGCP имелся один или несколько передовых авианаводчиков. Зачастую авианаводчики двигались прямо с передовыми подразделениями (либо выдвигались в район удара за время обработки заявки), выходили на связь с атакующей группой ИБ и обеспечивали пилотов информацией с передовой из первых рук в режиме реального времени. Таким образом, усилия сухопутных войск и авиации сосредотачивались на одних и тех же критических точках фронта, что многократно усиливало объединенный удар.

В случае, если сеть управления воздушной поддержкой была должным образом развернута, ожидалось, что она обеспечит лаг между отправлением заявки и авиаударом в районе 30 минут. На практике в Нормандии это время часто сокращалось в два раза; есть упоминания о случаях, когда ИБ наносили удар спустя три минуты после их вызова.


Послесловие.

Феномен ударного истребителя-бомбардировщика не находит объяснения ни на уровне летно-технических характеристик, ни на уровне ударных возможностей вооружения. Проще говоря, побоище, устроенное англо-американскими самолетами на коммуникациях войск Оси в Нормандии, произошло не потому, что Р-47 или "Тайфун" были какими-то выдающимися, неповторимыми самолетами. Однако благодаря передовым способам управления "Тандерболты" и "Тайфуны" могли реагировать на вызовы с невиданной дотоле скоростью, выскакивая как черти из табакерки над любым проблемным узлом сопротивления.
Непосредственно столкнувшись с авиационной мощью союзников в Нормандии на фоне удручающего бездействия (лучше сказать - бессилия) Люфтваффе, Роммель однажды заявил: "the tactical Luftwaffe has to be an organic part of the army, otherwise one cannot operate" (штабное совещание в присутствии адмирала Руге, 6 июля 1944). Сменивший Роммеля на посту командующего хеерсгруппы "Б" Клюге через месяц тоже заявлял нечто подобное. До последних своих дней "Лис пустыни" так и не понимал, насколько сильно он ошибается. Ключ к успешной объединенной операции заключался не в подчинении одного вида войск другому, но в тесном взаимодествии их штабов.

Мда...

Oct. 8th, 2014 06:39 pm
t_bone: (олень)
Любопытная пеночка на тему затратности НИОКР тяжелой авиации и масштабов попилов в Люфтваффе:
Первый прототип He-177 обошелся RLM в 1'350'000 рейхсмарок.
Следующие пять прототипов (V2-V6) в сумме стоили 6'201'750 рейхсмарок.

Итого первые шесть прототипов (а было еще два + затраты на доработку, не считая тучи предсерийных экземпляров) +в сумме потянули на 7'551'750, что примерно равно:
- четыре лодки VII серии военной постройки
- 56 танков Пантера
- 135 PaK 43 с тягачами
- 37 тысяч (!) месячных лейтенантских зарплат.
t_bone: (олень)
...или бронепробиваемость BK 37 подкалиберным бронебойным снарядом с сердечником из карбида вольфрама по данным испытаний в Рехлине.

Источник: "Handbuch der Flugzeug Bordwaffenmunition 1936-1945", за наводку спасибо уважаемому [livejournal.com profile] etherea_l. Разбираем, пользуемся.
t_bone: (T-Bone)
А. Н. Заблотский, Р. И. Ларинцев, "Воздушные мосты" Третьего Рейха".

"Жареное" название и "жареное" издательство, но весьма толковый и интересный труд. Краткая история всех заметных попыток снабжения по воздуху на Восточном фронте, плюс еще кое-что по мелочи (например, десант на Моонзунд). Описан количество задействованных транспортников, успехи, тактика снабжения, а также потери и методы советского противодействия.

Вообще ВТА люфтваффе показала себя надежным и гибким инструментом для кризисных ситуаций. Транспортники оперативно перебрасывали целые роты и батальоны на фронт, эвакуировали раненных и во многих случаях подвозили дефицитные предметы снабжения. С образованием котлов, больших и малых, воздушный мост организовывался в считанные дни, и доставка снабжения по воздуху шла любым возможным способом. От посадки тяжелых "тетушек Ю", зачастую под огнем советской артиллерии, на любую пригодную для этого площадку, до применения планеров, сбрасываемых контейнеров и легких "шторьхов". Несмотря на советское противодействие (иногда довольно эффективное), снабжение окруженцев по воздуху прерывалось как правило, только после ликвидации котла.

Хватало и бардака. Офицер, ответственный за техническое состояние прибывающих под Сталинград транспортников, отправляет машины напрямую, без осмотра, ремонта и дооборудования, в результате базы снабжения забиты неисправными "юнкерсами". Боеприпасы укладываются в контейнеры неправильно, и рвутся от падения. Подвоз боеприпасов под отсутствующее в котле вооружение и ненужных предметов снабжения. Летчики, обвиняющие сухопутных командиров за неправильно оборудованные площадки, и сухопутные командиры, обвиняющие летунов в трусости.

Впрочем, наибольшие проблемы исходили из другого источника. В этом смысле показательна эпопея со снабжением гарнизона Великих Лук в декабре 42-го - январе 43-го. Местные части люфтваффе выжимает из людей и техники максимум возможного и идет на многочисленные импровизации. Вместо уязвимых "юнкерсов" грузы доставляют He-111, способные подавить ПВО огнем бортового оружия. Для доставки грузов посадочным способом применяются новейшие десантные планеры. Когда площадь котла сокращается и точность сброса контейнеров становится неудовлетворительной, для доставки впервые применяются "штуки". Окруженный гарнизон получает  множество необходимого, от спрыгнувшего с парашютом опытного хирурга (представляю, чего стоило найти добровольца с прыжковой подготовкой), до тяжелых противотанковых орудий с расчетом и боекомплектом. Но на следующий день после доставки советские танки расстреливают с дистанции только что установленные пушки, по ночам снайперы прицельно бьют по наземным огням, а сосредоточенный огонь пулеметов отгоняет садящиеся планеры. Прорвавшаяся немецкая бронегруппа теряет всю технику, а пробитый ей коридор закрывается с наступлением темноты.  Война на Востоке постоянно снимает кровавую стружку с ВТА.

Одним словом, рекомендую.
t_bone: (T-Bone)


Коротко: тяжелый истребитель Ме-410 А-1 из Stab.II/KG 51 атаковал учебный двухмоторный As.10 Oxford и столкнулся с обломками. Оба самолета рухнули на землю возле деревни Френктон, менее чем в пятнадцати километрах от Ковентри. Погибли:
- пилот Ме-410 lt. Wollfgang Wenning, 21 год.
- воздушный стрелок fw. Gustav Delp, 23 года.
- пилот Аs.10 F/O Gregor Stephen Moore, 21 год.
Из необычного отчет отмечает распознаватель "свой-чужой" FuG-25A на борту свободного охотника и необычную систему подвески топливных баков с пиропатронами.

Немецкие тяжелые истребители весной 44го охотятся в за союзными самолетами в британском небе. Пилот с пятью победами на счету гибнет, атакуя невооруженного противника. Канадец пилотирует не свой спитфайр, а учебный двухмоторник, но все же утаскивает двух гансов с собой в могилу.

А ведь напиши такое в книжке - засмеют.

Profile

t_bone: (Default)
T-Bone

May 2017

S M T W T F S
  1 2 3 4 56
7891011 12 13
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:51 am
Powered by Dreamwidth Studios