t_bone: (олень)

"Веспе" из состава 146-го панцер-артиллерийского полка 116-й танковой дивизии, брошенная поблизости от Мортре. Подбита утром 12 августа 1944 года.

"Тигров", как вы понимаете, нет. С "Тиграми" не сошлось.
t_bone: (олень)
Несколько примеров арьергардных боев с немецкими частями, взятых из AAR 46-го мехбатальона. В первом эпизоде противник верно идентифицирован как подразделения 116-й танковой дивизии Германии. Пара моментов, на которые стоит обратить внимание:
1. Органическое взаимодействие между составными частями американских механизированных боевых групп (task force) - танками и механизированной пехотой, действия которых поддерживает артиллерия и тактическая авиация.
2. Скорость реакции артиллерии на запрос о поддерживающем огне - во втором эпизоде 5 мин.
3. Тигров в Мортре не было.

"Битва за Сеез и Мортре, Франция, 12 августа 1944.

a. Приданы ССА, 5-я танковая дивизия. Командный пункт батальона расположен в Сеез, Франция, на городской площади, и в полумиле на северо-восток от Мортре, Франция.
b. Задача: двигаться в направлении на Аргентан и отрезать отступающие части германской 7-й армии. Город Сеез был занят в 1100, 12 августа 1944, противник удерживал город только несколькими снайперами. Командование покинуло город и выдвинулось в направлении Мортре и Аргентана, во время чего наткнулось на заслон, выставленный 116-й танковой дивизией противника, что двигался на юг, в Сеез. Первые два танка в колонне были обездвижены выстрелами 75-мм немецкой самоходки, которая сбила гусеницы обеим танкам. Через пять минут после контакта позиции противника обстреляла артиллерия (использовались снаряды с задержкой взрывателя), в результате чего противник понес тяжелые потери. Командование продолжило движение, и стало преследовать отступающий немецкий арьергард, уничтожив по дороге вражескую пехоту и три противотанковых орудия малого калибра. Наступление было остановлено в Мортре, где мы наткнулись на два танка Мк. 6 и один танк Мк. 5, противник был ошеломлен. Два ведущих средних танка боевой группы уничтожили один Мк. 6 выстрелами с дистанции в 20 ярдов. Второй Мк. 6 сдал назад и протаранил здание, которое обрушилось на танк и вывело тот из строя. Рота С, 46-й механизированный пехотный батальон, получила приказ спешится, наступать через город и достичь его противоположной окраины. Задача была выполнена, во время наступления еще два танка боевой группы было уничтожено оставшейся на ходу немецкой Мк. 5. К этому времени через наши позиции прошла еще одна боевая группа ССА.
e. Артиллерийскую поддержку оказывал преимущественно 47-й батальон полевой артиллерии.
h. Потери:
KIA – 5 EM
MIA – 3 EM
SWA – 9 EM – 2 officers
LWA – 21 EM – 3 officers
SIA – None."

"Битва за Шампенард, Франция, 22 августа 1944.

a. Приданы ССА, 5-я танковая дивизия. Командный пункт батальона расположен в 500 ярдах на юго-запад от деревни Шампенард. Поддержка: 47-й батальон полевой артиллерии, один взвод из состава 628-го батальона истребителей танков.
Задача: двигаться на север в междуречье р. Л'Йер и р. Сены и ударить по отступающим немецким частям с юга. Командование принял Lt.Col. Gilson, поскольку Lt.Col. Chee (?) был тяжело ранен накануне, 21 августа, во время обстрела дружественной артиллерией позиций боевой группы в г. Мерси, Франция. Деревня Шампенард была занята без сопротивления, но когда колонна вышла на равнину к северу от деревни, по нам открыла огонь рота немецкой пехоты, поддержанная тремя танками Мк.5 и одним буксируемым 88-мм орудием. Два танка роты С, 34-го танкового батальона, а также три полугусеничных БТРа роты А, 46-го механизированного пехотного батальона, было уничтожено на месте. Голова колонны отступила в деревню. Была вызвана артиллерийская (47-й батальон полевой артиллерии) и воздушная поддержка, и после интенсивного обстрела и бомбардировки вражеских позиций, роте С, 46-й механизированный батальон, было приказано выдвинуться вперед и обойти противника с запада. Прежде чем эта задача была выполнена, по немцам с востока ударила другая боевая группа, подчиненная ССВ 5-й танковой дивизии. Роте С было приказано удерживать позиции. Боевая группа зачистила деревню и удерживала ее всю ночь, под обстрелом вражеских снайперов, артиллерии и небельверферов.
Атака была продолжена на следующее утро в 0800, 23 августа. Противник отступил с позиций, оставив много тел погибших и три сожженных танка Мк. 5.
g. Потери:
KIA – 1 EM
MIA – none
SWA – 5 EM
LWA – 8 EM
LIA – 1 EM"

Комментарии оперативного офицера батальона (S-3) по августовский боям:

"1. В августовских боях ценность 81-мм минометов и взвода штурмовых орудий штабной роты 46-го механизированного пехотного батальона серьезно недооценивалась, и в результате эти системы вооружения не использовались во многих случаях, когда их огонь мог бы оказать существенную поддержку действиям боевой группы. 81-мм минометы при стрельбе «тяжелыми» ОФ-минами оказывают большее разрушающее действие на мораль противника, нежели артиллерийский обстрел с использованием мгновенных взрывателей. 81-мм минометы идеально подходят для уничтожения противотанковых орудий, и для прикрытия огнем быстрых атак пехотного авангарда из головы колонны боевой группы. Опыт боевых действий говорит, что в случае, когда пехота целиком полагается на поддерживающий минометный взвод, пехота наступает в 50 или 75 ярдах от минометного огневого вала, под надежным его прикрытием.
2. В распоряжении боевой группы не существует оружия, способного справится с танком Мк. 6 в нормальных условиях боя, хотя по отчетам гаубичные 105-мм кумулятивные снаряды способны пробить 6,5-дюймовую броневую плиту с 500 ярдов. В г. Мортре один Мк. 6 был уничтожен танкам боевой группы, для чего понадобилось не менее 8 выстрелов 75-мм танковой пушки в двигатель, с дистанции приблизительно 30 ярдов. 75-мм бронебойный снаряд, выпущенный в лобовую плиту Мк.6 с дистанции 75 ярдов оставляет только небольшую выбоину в броне. Наклонную лобовую плиту танков Мк. 5 не прибивает ни 3'' пушка истребителей танков с 1000 ярдов, ни 76-мм танковая пушка с 400 ярдов. Однако, оба указанных орудия способны поразить Мк. 5 при выстрелах в башню, борт или корму корпуса. Таким образом, при встрече с Мк. 5 наши средние танки должны маневрировать и стремиться поразить выстрелом любую часть вражеского танка, кроме лобовой плиты. Танки Мк. 5 и Мк.6 обычно отступают от сосредоточенного артиллерийского обстрела и воздушных атак, а также от агрессивных атак пехоты с использованием реактивных гранатометов. Существует явная необходимость в новых, более тяжелых и лучше вооруженных танках для наших механизированных войск."
t_bone: (олень)
"15 декабря 1944
Меморандум:

1. С целью достоверно установить эффект базуки на танк Мк.5, Пантеру, нами было сделано 16 выстрелов по подбитой машине из состава 130-й тд Лёр, которая была обездвижена огнем 90-мм орудий 776-го батальона ТД.
2. Диаграмма танка с отмеченными местами попаданий:



Описание попаданий.
a. Рикошет в край обода катка, полностью сорвал резиновый бандаж и пробил 8" (8-дюймовое) отверстие в катке. Следующему внутреннему катку не нанесено никаких повреждений.
b. Прямое попадание в каток. Пробито отверстие размером 3х5", от которого отходят две 10" трещины. Следующему внутреннему катку не нанесено никаких повреждений.
c.& d. Прямые попадания в катки. Пробиты 6" отверстия - внутренним каткам не нанесено никаких повреждений.
e. Попадание пришлось на дюйм ниже верхнего края борта танка. Несмотря на то, что верхний бронелист добавил толщины преграде в зоне контакта, достигнуто полное пробитие брони. Отверстие в своей самой узкой части достаточно, чтобы просунуть обычный карандаш вовнутрь.
f. Попадание в палец, удерживающий вместе два соседних трака. Головка пальца полностью сорвана, но сами траки не повреждены. Возможно, что палец может выпасть, таким образом разорвав гусеницу.
g. Попадание в угол башни, полное пробитие брони. Отверстие цилиндрическое, 3/4" диаметром, с небольшими расслоениями и наплывами на внутренней поверхности. Имеются очевидные признаки внутреннего взрыва, отметки стальных осколков, что рикошетировали внутри башни от одной стенке к другой.
h. Попадание в башню, образовавшее схожее отверстие 3/4", с расслоением на внутренней стороне диаметром примерно 4" вокруг выходного отверстия. На внутренней стороне противоположной стенки башни образовалось примерно 36 маленьких кратеров, каждый глубиной по меньшей мере 1/16" и диаметром 1/8" - 3/8". Так как поверхность каждой их этих ямок гладкая, сила взрыва должна была быть ужасающей. Все кратеры расположены в области диаметром примерно 8-10 футов.
i. Попадание в самый нижний край кормового бронелиста. На броне оказалась небольшая зарубка, и взрыв отколол от нее небольшой кусочек металла. Ракета взорвалась, но сила взрыва ушла под танк.
j. Попадание в буксировочный рым на корме танка. Сколота небольшая часть кольца, но сама кормовая плита за ней не повреждена.
k. Попадание в один из выхлопных патрубков. Патрубок полностью сорван, но без всяких следов на броне под ним, поскольку сила взрыва оказалась полностью поглощена.
l. Рикошет вниз от кормовой плиты, с разрывом на земле.
m. & n. Два попадания в кормовую броню, оба достигли полного пробития, отверстия 1/2" диаметром через бронелист двухдюймовой толщины.
o. Попадание в нижнюю часть лобовой бронеплиты. Пробития нет, на поверхности прожжена выемка длиной в 0,5-1", ширино1 в 1/4" и глубиной в 1/2".
p. Попадание в буксировочный крюк на лобовой броне танка. Никакого эффекта на бронеплиту.

Выводы:
Базука способна пробить бортовую, кормовую броню немецкого танка Мк.5, Пантеры, а также пробить борта башни. Башня пробивается с легкостью, и образующиеся при этом внутренние осколки наверняка смертельны. Бортовая броня корпуса имеет меньшую толщину, чем борта башни, и может быть пробита с большей легкостью
Катки и гусеницы представляют собой невыгодную цель. Попадание может отколоть куски металла или сорвать резиновый бандаж, но вероятность остановить таким образом танк довольно мала.
Поскольку моторное отделение за ней очень уязвимо к возгоранию, кормовая броня представляет собой выгодную цель, даже несмотря на то, что инструментальные ящики, рымы и выхлопные патрубки уменьшают уязвимую зону.
Наклон лобовой брони приводит к рикошету попавших в нее ракет, так что получить эффективное попадание с разрывом во фронтальную проекцию танка достаточно тяжело. Во время испытаний не было достигнуто ни одного прямого попадания.

Для командира группы ТД: /подписано/ Edward N. Stiver, Major F.A., S-2"

Пара моих комментариев:
1. Попадания базук, а также ручных противотанковых гранатометов вообще, были реальной угрозой для танков завершающего периода войны.
2. Однако эффект базуки сильно ослабляется импровизированными экранами и препятсствиями перед поверхностью брони. По видимому, это объясняется сравнительно небольшим калибром и массой ракеты.
3. Доклад не ограничивает описание эффекта пробитием либо непробитием бронелиста, и исследует также заброневой эффект попадания. Это методически верно, и характерно для 776-го батальона вообще. Толковая часть была.
t_bone: (олень)
Я считал эту историю довольно известной (поскольку сам злоупотребляю ее пересказом), но, как выясняется, слышали о ней не все.
В любом случае, пусть висит - будет на что ссылаться с оказией.



Контекст событий такой:
6 июня, в День-Д, британская 50-я дивизия высаживается на пляже Голд и начинает продвижение вглубь материка.
На исходе 7-го, после очень тяжелого суточного марша в район начинают прибывать немецкие механизированные части - элементы Танковой Образцовой дивизии. Их правофланговый сосед - 12 тд СС - в середине дня уже вступила в бой с канадцами западнее Кана. Стык между двумя дивизиями, и частично фронт перед боевыми группами Танковой Образцовой, держит разведбат 12-й. На левом фланге по большей части звенящая пустота.
Первоначальный контакт с противником завязывают подразделения гренадерских полков, 901 в районе Норре (Norray), и 902 в деревне Брюэ (Brouay). Они действуют без поддержки танков, артиллерийский полк дивизии также запаздывает.
Утром 8-го числа, командир артполка Танковой Образцовой, выезжает на рекогносцировку маршрута.

"The divisional artillery of Oberst Luxenburger had not yet reached its staging area. Together with two of his battalion commanders, Oberstleutnant ZeilIler and Hauptmann Graf Clary-Adringen, and several noncommissioned officers and enlisted personnel, he moved forward on the morning of 8 June to reconnoiter the best advance route for his regiment. They ran into a group of tanks from the Canadian "Inns of Court" Regiment and were all taken prisoner. At that point, things turned ugly.
Luxenburger, who had lost an arm in the First World War, was tied up by two Canadian officers, knocked unconscious and bound to the front of one of the tanks as a shield. Zeigler, who succeeded in escaping during the barrage fire that the British were laying down, reported the unbelievable incident when he reached German lines. Clary-Adringen was later found badly wounded by members of Panzer-Grenadier-Regiment 2 of the 2. Panzer-Division. The next day, Luxenburger was found. He was still bound to the Canadian tank, which had been knocked out by a German antitank gun in the meantime. He died three days later in a German field hospital."
Elite Panzer Strike Force: Germany's Panzer Lehr Division in World War Two, by Franz Kurowski.

Есть и другое, несколько более подробное, а также лишенное странных неточностей, описание событий:
"Two English scouting parties, numbers 2 and 6a, had crossed unnoticed through the thin security line of Panzeraufklärungsabteilung 12 on the left flank of the Divi­sion. They were part of the C-Squadron of the Inns of Court Regiment. As all other scouting parties of their company, they had been ordered by I Corps, to which they were attached, to destroy all bridges across the Orne river from the road bridge near Thury-Harcourt to the railroad bridge two kilometers south of Maltot inclusive. To achieve this, engineers had been attached to the scouting parties. This company had available forty-two Scout Cars and armored cars of various types. Near a hill, probably Hill 102, one kilometer south of Cristot, the two scouting parties encountered a group of members of the staff of the Panzer-Artillerie-Regiment 130 of the Panzer-Lehr-Division. This group was made up of the regimental commander, Oberst Luxenburger, the Abteilung commander, Major Zeissler, the regiment adjutant, Hauptmann Graf (count) Clary-Aldringen and some six NCOs and men. They had driven ahead to this location which offered a view of the area to prepare the action of the Regiment for the attack which had been ordered for 9 June.
According to the report by Graf Clary, these German soldiers were com­pletely surprised by the English scouting parties and taken prisoner. After the German officers refused to voluntarily ride on the English armored reconnaissance vehicles as shields against bullets, the badly disabled Oberst Luxenburger (he had lost an arm in the First World War) was bound by two English officers, beaten unconscious and tied to an English ARV, covered with blood. After respective orders had been received by radio, Major Zeissler, Graf Clary and the NCOs and men of the group were shot to pieces by the retreating British armored reconnaissance vehicles. Except for Graf Clary who was saved from further bullets, after having received a number of wounds, by a dead comrade who had fallen on him, all German soldiers were killed. When the British reconnaissance vehicles crossed the German lines from the rear they were knocked out by a German anti-tank gun. Oberst Luxenburger, tied to one of the vehicles, was wounded. He was taken to a German hospital where he died soon after. Graf Clary regained con­sciousness after some time and crawled, badly wounded, in the direction of the village le Mesnil-Patry. Members of the II./26 found him and took him to the command post where he was given first aid by the battle reporter, Sturm­mann Kloden.
The war diary of the Inns of Court Regiment reports on this event on 8 June:

2 and 6a captured three German officers, among them a colonel
and 3 [this probably means other ranks]. Upon withdrawing they
were knocked out and lost all vehicles. Lieutenant Yodaiken and
Lieutenant Wigram were killed, two other ranks missing. Four other
ranks, led by Corporal Fowler, returned on foot using the compass
for guidance
".
The History of the Hitler Youth Panzer Division: Volume One, by Hubert Meyer.
t_bone: (олень)
Крайне интересный документ, с большим количеством полезных деталей.
--------------------------
Штаб 776-го батальона истребителей танков.
29 декабря 1944 года

Тема: самоходная установка 90-мм пушки, М36
Кому: офицер ПТО, 7-я армия (через командира 5-й группы ИТ)

1. Этот батальон был перевооружен на самоходные установки М36 незадолго перед тем, как покинул Италию, и впервые вступил на них бой в окрестностях г. Лимевиль, Франция. Самоходки использовались в оборонительных и наступательных боях против следующих типов целей: вражеская пехота, бронированные и небронированные машины, артиллерия, укрепления, бетонные бункеры и форты, а также вражеские танки типа Мк.4 и Мк.5. В дополнение к этому самоходки вели беспокоящий артиллерийский огонь. Нижеследующие комментарии базируются на двухмесячном опыте использования машин против указанных целей, в условиях тяжелых погодных условий – дожди, мороз, и грязь.

2. Конструкция машины.

а. Двигатель. Дизельный двигатель выгоден с точки зрения малошумности и относительно высокой мощности при низких оборотах. Существует опасность скопления выхлопных газов в корпусе машины, поэтому эксплуатация двигателя на газолине требует осторожной работы с педалью акселератора. Один человек угорел от выхлопных газов из этого источника.

б. Корпус. Укладка для снарядов в башне размещена неудачно, поскольку доступного пространства не хватает на то, чтобы достать снаряд, развернуть его и подать в к замку орудия.
Подбашенная корзина, или платформа, не является необходимым, поскольку орудие редко вращается с такой быстротой, чтобы представлять опасность для экипажа. Его преимущества перевешиваются тем недостатком, что корзина всегда блокирует доступ к одной из снарядных укладок.
Аварийный люк в полу самоходки должен быть усилен с помощью перекрываемых фланцев. В каждой из трех самоходок, что подорвались на минах, аварийный люк был вырван взрывом, что приводило к травмам среди экипажа.
Рекомендуется установка .30 пулемета, либо в шаровой установке в отделении радиста, либо спаренного с 90-мм орудием. Существующая турель с зенитным .50 пулеметом не считается подходящей для самообороны от вражеской пехоты. Мы понимаем, что крупнокалиберный пулемет не разрабатывался для подобного применения, однако истребители танков постоянно используются в такой роли. Мы считаем, что дополнительный пулемет серьезно увеличит эффективность самоходки.

в. Система зажигания. Электросеть машины питается от двух 12-вольтных батарей, соединенных последовательно, что дает напряжение в 24 V. Радио подключено параллельно к одной батарее, так что при включенной подзарядке и регуляторе вольтажа, как это делается сейчас, эта батарея разряжается без всякой индикации об этом на приборной панели. Необходимо добавить переключатель питания радио с одной батареи на другую.

д. Орудие и люлька. 90-мм орудие это отличная пушка. Тяжелый снаряд и высокая начальная скорость снаряда делают его эффективным средством для уничтожения вражеской бронетехники на больших дистанциях. Осколочно-фугасный снаряд достаточно велик для разрушения домов, и, со взрывателем Т105, чрезвычайно эффективен для разрушения бункеров и нейтрализации вражеских укреплений.
Батальон испытывал трудности с подъемным механизмом на М36. Бронзовый подъемник неизменно ломается возле хомута. В некоторых, пока неподтвержденных, отзывах экипажей утверждается, что слабость привода наводки приводит к люфту от износа, что сказывается на точности орудия. Однако, это может объясняться практикой движения самоходок с орудием в боевом положении.
Конструкция замка башни слишком слаба и не отвечает требованиям. Рано или поздно в каждой самоходке этого батальона ломались замки, либо даже полностью срывало стопорные болты башни. Самым разумным изменением будет установка еще одного замка-стопора на другой стороне башни, и усиление их обоих.
Прицелы на М36 намного лучше прицелов самоходок М10. Прицельное перекрестье, система установки, и поле обзора замечательны. Единственными дополнениями, которые могут улучшить существующий прицел, могут быть оптика с немного большей кратностью и устройство для очистки линз прицела. Последняя операция должна выполняться изнутри башни и без демонтажа самого прицела. Хорошим примером могут послужить устройства, применяемое для этой цели на немецких танках Мк.4 и Мк.5.

3. Про вторичные задачи на артиллерийский огонь. 90-мм орудие использовалось с большим эффектом в координации с планом ведения огня полевой артиллерии. Наиболее эффективен огонь на дальность от 10 000 до 18 000 ярдов. Траектория снаряда настолько низкая, что невозможно вести огонь по целям на холмистой местности, что удалены менее чем на 10 000 ярдов. Для ведения огня на дальность свыше 14 500 ярдов, самоходка должна быть наклонена. Ведение огня на дальности свыше 18 500 ярдов чрезвычайно затруднено, поскольку требует наклона свыше 25°.

а. Конструкция орудия не рассчитана на долговременный огонь с высоким темпом. Под надзором специалистов оружейников были проведены испытания скорострельности, и максимально допустимый темп огня составил двадцать выстрелов в час, что было достигнуто после удаления шести унций масла из каждого противооткатного цилиндра.

4. Приводимые результаты стрельб.

а. Один церковный шпиль, уничтоженный шестью выстрелами с дальности 3200 ярдов.

б. На дороге в окрестностях г. Диссенхайм один взвод самоходок внезапно атаковал вражескую колонну. Огнем с дальности приблизительно от 300 до 500 ярдов было уничтожено шесть противотанковых орудий, двенадцать грузовиков, четыре 105-мм орудия в лошадиной упряжке, шесть минометов, двенадцать лошадей, а также впоследствии захвачено 13 пленных. Прицелы закрывал туман, поэтому наводчики вели огонь «навскидку», наводя орудия по стволу.

в. В окрестностях г. Ранвиллер была отбита вражеская танковая атака, со следующими результатами:
– один Мк.5 подбит сквозным попаданием в башню с дистанции 1300 ярдов, не горел;
– один Мк.5 подбит в левую часть носа с дальности 100 ярдов, частично сгорел;
– один Мк.5 подбит выше катков на дальности в 1900 ярдов, не горел;
– один Мк.5 подбит в ведущее колесо на дальности в 2500 ярдов;
– три Мк.4, подбиты и не сгорели, эвакуированы противником прежде, чем были уничтожены;
– один полугусеничный транспортер, подбит на дальности 2700 ярдов, полностью сгорел.

г. Вражеская контратака на деревню Вислинген, отбита и рассеяна. Противник потерял два полугусеничных транспортера и одно самоходное 75-мм орудие. Все три машины сгорели полностью, и были подбиты на дальности 400 ярдов.

д. На дальности в 400 ярдов десять из пятнадцати выстрелов пробили 10-дюймовую стальную дверь. Форт находился в окрестностях г. Бише. Использовались снаряды типа APC.

е. Два М36, ведя огонь по форту Зимсердорф, полностью обезвредили два орудия форта и частично разрушили бетон возле всех амбразур. Всего по трем амбразурам было выпущено 122 снаряда HE, 14 снарядов T105, и 74 снаряда APC с дальности в 2200 ярдов. Снарядами с колпачками пробили защиту вокруг всех трех амбразур, но эффективно уничтожили только два каземата за ней.

ж. Техника, уничтоженная к настоящему дню:
1 танк Мк.3
10 танков Мк.5
3 самоходных орудия
4 Combat vehicles (БТР?)
15 грузовиков
9 противотанковых орудий
17 буксируемых артиллерийских орудий
10 бункеров
8 пулеметных гнезд

Подписано: D. E. Moorhead, Lt. Colonel, C.A.C. Commanding
--------------------------
Поскольку английский оригинал все равно почти никто не читает, обойдемся ссылкой:
http://www.tankdestroyer.net/images/stories/ArticlePDFs2/776th_Assessment_of_M36.pdf
К слову: ходите на танкдестроер.нет, пользуйтесь им и любите. Это очень удобная база для поиска инфы по ТД.
t_bone: (олень)
Выдержка из AAR 46-го бронепехотного батальона за сентябрь 1944 года.

"Битва за Люксембург, 9 сентября 1944.

Противник.
а. Силы противника перед нашим фронтом определенно были значительны, но отступление на восток определенно нарушило их способности к сопротивлению. Наши войска наткнулись и уничтожили большое количество колонн, прежде чем вступили в контакт с бронетехникой. Не использовалось никакое специальное вооружение. Моральное состояние пленных, преимущественно армян, было крайне низким.
б. Противник не располагал противотанковыми орудиями, и вместо этого использовал танки Мк.5 с поддержкой пехоты для защиты Люксембурга. Противник грамотно использовал пологие склоны холмов и открывал огонь по нашим машинам, как только те показывались на гребнях высот.
в. Противник отступал по дороге, параллельной нашему маршруту наступления. По нему был открыт огонь, но дистанция оказалось слишком велика. Противник использовал небольшой город, пригород Люксембурга, как прикрытие для маневра, и вышел на позицию впереди нас. Позиция удерживалась до тех пор, пока не была сокрушена нашими приданными истребителями танков и поддерживающей авиацией. У противника не было никакой воздушной и артиллерийской поддержки. Во время выдвижения к Люксембургу нами было уничтожено всего 19 телег, 10 грузовиков снабжения, 4 танка Мк.5 и 4 противотанковых орудия.
д. Взято 65 пленных.

Обстоятельства действия.
а. Из материалов допроса предыдущей партии пленных нам было известно, что значительные силы одной из немецких боевых групп продолжают отступать на северо-восток, однако не удалось установить, собирается ли противник продолжать отход либо готовится к обороне.
б. Местное население оказало содействие, и указало несколько вероятно заминированных мест в городе Люксембург.
в. Рельеф холмистый, дороги хорошие, в округе преобладает промышленная застройка.

Ход боя.
а. Приданы, ССА, 5-я танковая дивизия. Штаб в Тон Ле Тиль, Франция. Поддержка: 47-й и 400-й батальоны полевой артиллерии.
б. Задача: наступать на восток и занять город Люксембург. В 0630 9 сентября 1944 наша боевая группа продвинулась по шоссе N50 к точке в двух милях к востоку от г. Витрон, где два ведущих танка М4 из роты "С" 34-го танкового батальона, наткнулись на немецкий снабженческий конвой и уничтожили 6 телег. Второй взвод роты "С", 46-го механизированного пехотного батальона, в пешем строю сопровождал атаку танков второго взвода роты "С" 34-го танкового батальона, в результате которой было уничтожено еще 19 телег и 10 грузовиков снабжения, без потерь оборудования и личного состава с нашей стороны. Боевая группа продолжила марш в 1000 и достигла пригородов Люксембурга в 1500. В это время два танка Мк.5 открыли огонь по колонне с высоты у северной стороны шоссе. Был уничтожен один танк М4. Однако колонна продолжила движение, и ведущий танк уничтожил один из Мк.5 выстрелом в корму. Сразу после этого этот ведущий танк (средний М4, рота "С", 34-й тб) попал под огонь еще трех Мк.5, которые показались на удалении примерно 500 ярдов к востоку. Авангард колонны откатился назад на 100 ярдов и занял полузакрытую позицию за скатом холма. После командирской рекогносцировки было установлено, что четыре вражеских танка Мк.5 оседлали шоссе примерно в 500 ярдах впереди. Два взвода самоходных истребителей танков получили приказ занять выдвинуться на позицию и обстрелять вражеские танки с северо-западной стороны. Во время выдвижения самоходок, танки противника подверглись налету 8 самолетов Р-47, которые обстреляли их из .50 пулеметов, но без всякого эффекта. В дополнение, самолеты также сбросили две 100-фунтовые бомбы, которые также не попали в цель. К 1530 самоходки открыли огонь, но добились попаданий только в лоб, и не смогли уничтожить ни один Мк.5. После чего одиночная САУ М-7 из 400-го полевого артбатальона вышла на открытую огневую позицию, и с прямой наводки подбила одну Пантеру, что заставило остальные танки отступить на запасную позицию. Роте "А" 628-го батальона истребителей танков было приказано осуществить двухсторонний охват и очистить путь. К 2000 самоходки успешно обошли танки с флангов и уничтожили их. К этому времени дневные действия прекратились, и боевая группа остановилась на привал в 2100 в четырех милях к западу от г. Люксембург.
[…]
ж. Потери:
KIA – 2 EM
MIA – None
SWA – 5 EM
LWA – 15 EM
SIA – None
LIA – 5 EM."
t_bone: (олень)
...или почему я предпочитаю цитируемую первичку не комментировать.

Возьмем конкретный вопрос. Немецкий берег реки Сар был прикрыт сетью бункеров "западного вала". Эти укрепления нейтрализовали по большей части штурмовые орудия* (assault guns - ну ка, кто без гуглинга скажет, что это такое) 10-го танкового, и самоходки 628-го. Впечатления последних:

Выделенный текст: "Против долговременных укреплений "Линии Зигфрида" мы использовали массированный огонь прямой наводкой из 3-дюймовых орудий самоходок М-10. По результатам наблюдений, бронебойный снаряд почти не наносил повреждений бетону, особенно когда тот был покрыт слоем земли. На дальности более 1000 ярдов эффект от попадания 3-дюймовых снарядов едва ли превышал срывание камуфляжа. Даже на расстояниях в 500 ярдов попадания не наносили удовлетворительных повреждений бункерам. В случае, если бронебойный или осколочно-фугасный снаряд попадал точно в амбразуру сооружения, попадание  ранило или убивало нескольких солдат из гарнизона, и противник занимал бункер вновь после окончания нашей бомбардировки".

Проблема вот в чем: если взять отчеты 601-го на ту же тему (а он ковырял бункеры той же "Линии Зигфрида", только чуть дольше и на ~200 км южнее) , то можно, не добавляя ни слова от себя и не натягивая сов на глобусы, придти к совершенно противоположным выводам.

Или вот еще пример:

"Наблюдения и комментарии - 3-дюймовый снаряд показал себя прекрасным средством против долговременных фортификаций. 3-дюймовые снаряды HE, с задержкой, с успехом использовались против размещенных в зданиях пулеметных точек. Последовательные одиночные выстрелы снарядов APC надежно пробивали  усиленные бетонные блокгаузы/убежища. Еще больший успех может быть достигнут при залповом огне взвода по этим типам целей. 10% 3-дюймовых снарядов APC пробивали 10-дюймовые стальные плиты (~250 мм), осколки снаряда создавали шрапнель внутри помещений бункера. Когда противник открывал броневые заслонки для стрельбы из орудий ДОТов, наши трехдюймовки открывали огонь, попадали в амбразуры и нейтрализовывали орудия".
При этом 802-й батальон был вооружен даже не М-10, а буксируемыми 3" орудиями. Баллистика и снаряды одинаковые, но трудностей в выходе на огневую позицию, даже против неподвижного бункера, существенно больше.

Экстраполировать одиночные свидетельства на общую картину следует с большой осторожностью - слишком много нюансов могут быть вынесены за скобки. С другой стороны, не весь опыт представляет собой железобетонную (хе-хе) истину, даже если так написано в первичке. Помните об этом.

*а это шерманы со 105-мм габицей в башнях, лучшие танки вайны.
t_bone: (олень)
Состав сил/Order of battle

Американский плацдарм у Валлендорфа:
1. Часть сил CCR 5-й танковой дивизии, также известная как Task Force Boyer - по имени командира 47-го мех. пехотного батальона подполковника Howard E. Boyer
- company B 47th Armd. Inf. Bn.
- company B 10th Tank Bn.
- Hq & Hq Co 47th Armd. Inf. Bn.
- 1st platoon, company D, 10th Tank Bn.
- company B 628th TD Battalion
2. Приданные Task Force Boyer подразделения:
- роты А и С 47-го мех. пехотного батальона
- рота C , штаб и разведрота 628-го батальона истребителей танков
- "some assault detachments" из роты С 22-го пехотного полка механизированного инженерного батальона
- 2-й батальон 112-го пехотного полка
3. Поддерживающие части:
- батарея или несколько 95-го механизированного артиллерийского батальона
- 365-е истребительное крыло ВВС США.

Немецкие боевые группы в районе плацдарма, имевшие на вооружение бронетехнику:
Должен отметить вклад уважаемого [livejournal.com profile] panzeralex, который уточнил состав бгр 2 тд и ПанцерЛер и добавил еще много полезной инфы, за что ему большое спасибо.
1. Северный фас - боевая группа 2-й танковой дивизии:
- остатки 3-го тп: до 5 танков
- 2-й и 304-й панцергренадерские полки с общей численностью л.с. на уровне одного батальона
- 2-й разведбат - по силе - треть от штата
- 38-й саперный батальон - по силе половина от его штата
2. Северный фас - с ночи на 19.09.1944 - 108 панцербригада:
- 2108 танковый батальон, без 4-й (противотанковой) роты, на момент переброски в Прюм - 36 боеготовых Пантер.
- 2108 панцергренадерский батальон на бронетранспортерах.
3. Южный фас - боевая группа Танковой Образцовой дивизии:
- 12 танков Пантер и четверок (сколько именно из них было Пантер, а сколько четверок - пока неизвестно)
- одна рота 130-го противотанкового дивизиона (1-2 Jg Pz IV и до 4 Pak 40)
- рота 130-го саперного батальона
- несколько подразделений 130-го разведбата
- алармбатальон Trier (около 200 человек)
- одна артиллерийская батарея Trier - 4 leFH 18.
*шести гаубиц из 130-го артполка в составе боевой группы не былоRead more... )
t_bone: (олень)
После битвы у Фалеза кампания на западном фронте перешла в маневренную фазу. Остатки немецких войск откатывались назад, в Германию, намереваясь стабилизировать фронт на рубеже пограничных укреплений, союзники преследовали их по пятам. В конце первой декады сентября 5-й Корпус (Первая армия США) прошел через Люксембург и вышел к "западному валу" в южной части нагорья Эйфель. 14-го сентября 1944 пехота корпуса - 4 пд и 28 пд - перешла в наступление, которое не достигло успеха. Американские войска были измотаны долгим преследованием и испытывали недостаток в снабжении (норма расхода установлена в 25 выстрелов на одно орудие в день). Вдобавок, ухудшилась погода. Сентябрьские дожди снизили эффективность воздушной поддержки, и добавили напряжения в уже перегруженную транспортную сеть.

Однако неожиданного успеха достигла отвлекающая атака, проведенная подразделениями 5-й танковой дивизии. Танки пятой были сильно рассредоточены по всей корпусной зоне ответственности: CCA (Combat Command A) обеспечивало южный стык с Третьей армией Паттона и прикрывало столицу Люксембурга, CCB использовалась в качестве второго эшелона для расширения успеха пехотных атак. В результате против укреплений "западного вала" использовалось только одно, слабейшее боевое командование дивизии - CCR, состоящее из 47-го механизированного пехотного батальона и 10-го танкового батальона. Поддержку обеспечивали самоходки рот B и C 628-го батальона истребителей танков.

Боевое командование форсировало реку Сар (Sauer River), пересекло линию укреплений без единого ответного выстрела - бункеры оказались незаняты противником - и заняло деревню Валлендорф на немецком берегу. Плацдарм был расширен до высот в районе Меттендорфа. 15 сентября был занят городок Битбург в 12 милях восточнее реки.

Для немцев это небольшое вклинение грозило перерасти в катастрофу. Боевое командование пятой ударило по крайнему правому флангу 80 АК, угрожая разорвать связь с соседом справа - 1 ТК СС; хуже того в этом месте проходил стык Первой и Седьмой полевых армий, принадлежащих Группам Армий G и B. Немецкие позиции в районе Валлендорфа защищал алармбатальон 5-й парашютной (авиаполевой) дивизии, плохо вооруженный и крайне слабо обученный. В качестве поддержки была доступна только боевая группа Танковой Образцовой дивизии, состоящая из гренадерского батальона (на деле роты), саперной роты и разведывательного взвода, шести 105-мм гаубиц и пяти танков Пц.IV. На протяжении 16 и 17 сентября эти разрозненные силы с помощью отдельных подразделений 2-й танковой дивизии пытались нейтрализовать вклинение, но лишь слегка потеснили американцев ценой больших потерь.

18 сентября к плацдарму были переброшены резервы Группы Армий - недавно сформированная 108-я танковая бригада и части 19-й фольксгренадерской дивизии.

Эти силы, при поддержке остатков кампфгрупп Танковой Образцовой и 2 тд, перешли в наступление 19 сентября. Американцы называют это сражение по имени первой захваченной деревни - битва за плацдарм у Валлендорфа. В немецких источниках оно фигурирует под другим именем - Angriff bei Hüttingen (атака на Хуттинген).
-----------------
Это длинное вступление было вот к чему: на данный момент я на 100% уверен, что утром 19.09.1944 высоты у Меттендорфа не атаковали никакие Тигры/Мк.6. Однако, в этом наступлении участвовала бронетехника и гренадеры 108-й панцербригады, которые отчитываются о крайне высоких потерях. Скан из второго тома "Панцертруппен":

Доклад лейтнанта Шрейбера о первом боевом применении 2108-го танкового батальона 108 тбр:
"После 40-го км марша ночью 18/19 сентября, 108 тбр сосредоточилась в районе Халсдорфа, 10 км южнее Битбурга. Район сосредоточения был на высоте, откуда хорошо просматривался противник, и скорей всего открытом для обзора. Атака началась без артиллерийской подготовки. "Пантеры" атаковали через небольшую складку местности. По "Пантерам" открыли точный огонь из танковых орудий и ПТО с дистанций в 10-20 метров. Десять "Пантер" были потеряны безвозвратно, а многие другие требуют серьезного ремонта. Командир батальона, начальник связи и два комадира взводов были убиты в ходе атаки. Адьютант батальона и два командира рот получили серьезные ранения. Еще один командир роты и четыре взводных командира получили легкие ранения. Из-за огня танков и ПТО, панцергренадеры, что следовали за танками, также понесли тяжелые потери в бронетранспортерах и живой силе".

Это еще не все. Удалось найти цитаты из ЖБД 2108 тб, которые добавляют подробностей:
"18.09.44: Eintreffen Pz.Abt. 2108 im Raum Prüm, noch ohne 4./ 2108, deren elf Pz IV/70 (V) erst ab dem Folgetag in Zuführung waren. Die Abteilung verfügte für den ersten Einsatz gegen den Einbruch bei Wallendorf nur über 36 Panther. Nachtmarsch in den Bereitstellungsraum für den Angriff bei Hüttingen am 19.09.44, dabei fielen zehn Panther durch Fahrschäden aus.
19.09.44: Angriff bei Hüttingen geriet zum Fiasko, 15 Panther wurden abgeschossen, zehn Totalausfälle, fünf temporäre Ausfälle, der Kommandeur, Major Kempf, der Fernmeldeoffizier und zwei Zugführer fielen, der Adjutant und zwei Kompaniechefs wurden schwer verletzt, ein Kompaniechef und vier Zugführer wurden leicht verletzt.
20./21.09.44: Fortsetzung der Angriffe zur Beseitigung des amerikanischen Brückenkopfes im Rahmen der Panzer-Lehr-Division.
22.09.44: Abteilung wurde zwecks neuer Verwendung an der burgundischen Pforte herausgezogen.
23.09.44: Der Transport wurde in den Raum Goch zum II. Fallschirm-Korps umgeleitet.
24.09.44: Eintreffen im Raum Goch und angeblich bis zum 05.10.44 Einsätze im Reichswald und südöstlich von Arnheim.
04.10.44: Die Abteilung meldete folgende Stärken:
Ist: 23 Panther, davon 12 einsatzbereit, 7 in kurzfristiger und 4 in langfristiger Instandsetzung".

То есть:
- батальон был переброшен в район Прума без своей роты истребителей танков (4-й), и насчитывал на тот момент всего 36 боеготовых "Пантер".  Из этого следует, что в атаке участвовали всего три командира рот, и все они были ранены или убиты.
- десять Пантер вышло из строя во время ночного марша
- потери в материальной части 19.09 - десять танков безвозврат, еще пять повреждены. Результат атаки - "катастрофический".
- 4.10 батальон был снова переброшен, на этот раз в район Арнема. Состав 23 танка, из них боеготовы 12, в краткосрочном ремонте 7, в долгосрочном 4.

Я понимаю, что эти 15 подбитых "Пантер", это во-первых, не "Тигры", во-вторых, их скорее всего придется поделить между двумя ротами М-10, танкистами 10-го батальона и средствами ПТО американской бронепехоты - на такое дело охотники всегда найдутся.
С другой стороны, совпадают время и место, а клейм взвода лейтенанта Джонса - всего шесть машин. Но пока нельзя полностью исключить, что конкретно высоту 408 атаковали танки из кампфгрупп ПанцерЛёр и 2 тд, то есть четверки.
В любом случае, не привязываясь к персоналиям, мы в очередной раз видим результат атаки "Пантер" на укрепленные американские позиции с М4 и М-10. Истребление. В сумме "навыки экипажей и командиров + позиция + техническое превосходство" последнее слагаемое обладает наименьшим весом, и не может заменить остальные два.
-------------------------
P.S. В ночь на 21 сентября американские части оставили плацдарм у Валлендорфа и перешли на западный берег реки. Первая попытка преодолеть "западный вал" оказалась неудачной.
t_bone: (олень)
Есть у меня в запасе еще четыре интересных аккаунта от 645-го батальона, но поускай пока полежат. Сегодня пятница, возьмем что-то повеселее. 628-й, например.
-----------------------
30 сентября 1944
Обсуждение боевого опыта.
Лобовая броня танка Мк. VI может быть пробита 3-дюймовыми снарядами на дистанциях до 1800 ярдов.

Утром 19 сентября 1944, мой взвод, 1-й взвод роты "Б" 628-ого батальона истребителей танков, находился на позиции на обратном склоне высоты 408, близ Меттендорфа, Германия. С рассветом противник стал обстреливать высоту с севера и северо-востока из того, что выглядело как орудие с настильной траекторией, поскольку снаряды либо не долетали до вершины холма, либо перелетали и падали глубоко в тылу нашей позиции. Обстрел продолжался до 0745, после чего моментально прекратился.
Во время этого затишья, рядовой Джозеф Ф. Келлер, помощник водителя на самоходке #2 (М-10), направился на передний склон, чтобы посмотреть, есть ли активность в долине ниже высоты 408. По случайности он взглянул налево, на следующую высоту, что была занята дружественным танком и взводом механизированной пехоты, и увидел колонну вражеских танков, что приближалась к позициям дружественного взвода с севера под прикрытием складок местности. Моя самоходка #1 немедленно открыла огонь по противнику, но тот укрылся за гребнем и пропал их виду. Однако несколько позже четыре немецких танка попытались обойти гребень и направились прямо к нашей позиции. Два из этих танков, позже опознанные как Мк.VI, двигались в полузакрытой позиции, и один из них открыл по нам огонь. Первый выстрел лег с недолетом, и прежде чем танк выстрелил снова, в него попала моя самоходка #1. Сразу после попадания экипаж покинул танк и скрылся за живыми изгородями. Так как мы опасались, что танк не уничтожен окончательно единственный попаданием, было произведено еще четыре выстрела (снаряды APC), три из которых отскочили от лобовой плиты у нас на глазах. Однако, четвертый выстрел попал в маску орудия и рикошетировал вниз, наверняка пробив верхний лист корпуса танка. После чего было выпущено еще два снаряда типа APCBDF, и оба разорвались на лобовой части танка. Неизвестно, пробили ли броню эти последние два выстрела.
Второй танк продолжил движение бок о бок с первым, также направляясь к нашей позиции, и мы попали в него двумя снарядами типа APCBDF, после чего он начал гореть. Оба этих танка находились на дистанции в 1800 ярдов, и были развернуты в сторону самоходки, что их подбила. Первый танк был позже подожжен моей самоходкой #4, для чего той пришлось объехать танк с фланга и выстрелить ему в борт. Еще один вражеский танк, также Мк. VI, был подбит самоходкой #3 тремя снарядами APC, что попали ему в борт.
После того, как были подбиты эти три танка, вся атакующая бронетехника противника откатилась назад, стараясь выйти из зоны обстрела. В следующий раз колонна появилась на расстоянии в 2500 ярдов. Самоходка #1 подбила еще один танк на расстоянии 300 ярдов [?, по-видимому описка в оригинале], but on the side bringing the score for the No.1 gun to six Mark VI tanks in a period of action which lasted some thirty minutes [и здесь я окончательно потерял мысль автора].
Позже сержант Чарльз. Х. Мид, командир самоходки #1, сообщил мне, что из его орудия во время боя стрелял помощник наводчика, и что до этого единственной практикой парня были три выпущенных учебных снаряда. Экипаж самоходки #2 подбил еще один танк, когда тот появился на гребне складки местности на дистанции 3200 ярдов, выпустив три снаряда APC и попав в корму.

Подписано: Роберт С. Джонс, 1-й лейтенант AUS [оригинально], командир взвода в роте А [красаучик  ваще]
Копия верна: Элмер В. Спаркс, Капитан FA, адьютант.


-----------------------
Теперь.
По понятным причинам, некоторые детали этой истории вызывают у меня сомнения. Поэтому пойду-ка я проверю если не тушки, то возможность наличия тигров хотя бы по Шнайдеру.
Упомянутый Меттендорф в Эйфеле, на люксембургской границе, ~30 километров СЗ Трира, и теми же ~30 км на ЮЮВ от Сен-Вита в Бельгии. Какой батальон в те края могло занести, 506-й, а еще?

UPD. Не 506-й

UPD-2. Даже официальная история 628-го бата смелого клейма орудия #1 не поддерживает, и записывает шесть "Тигров" на весь взвод Джонса.
"Prior to the withdrawal however, both Com­panies "B" and "C" had an artilleryman's field day. 1st Platoon, Company "B" with Lt. Jones commanding, while in position north of Frelingen, Ger­many, protecting the left flank of CCR knocked out six Mark VI tanks attempting to approach their position from 'the vicinity of Huttingen, Germany, by direct fire at ranges from 1500 to 3600 yards, Cpl. Rice, Tank Destroyer gunner, knocked out thret" enemy tanks in quick succession at 1800 yards, Cpl. Milliman also destroyed one at 1800 yards while Cpl. Tomaszewski and Cpl. Kiwior knocked out tanks at 3600 and 3200 yards respectively. "
Кстати, наш герой. Через месяц получил под командование роту С.


UPD-3. В составленном 25 октября After Action Report 628-го бата, клейм всей роты Б еще скромнее. И подбитые танки указаны как Мк.4 и Мк.5, никаких Тигров.
t_bone: (олень)
Штаб 645-го батальона истребителей танков.
12 сентября 1944
Тема: уничтоженная техника противника.

1. Один М-10, рота А, расположенный на возвышении, обстрелял на дороге два танка Мк.4, вооруженные длинноствольной 75-мм пушкой [указания на координаты опущены]. Первый Мк.4 был остановлен одним снарядом, который попал в правое ведущее колесо (APCBDF). Второй танк был остановлен одним снарядом, который попал в носовую часть корпуса. Всего 8 снарядов APCBDF и 12 снарядов HE было выпущено на дальность 1100 ярдов, пока оба танка не загорелись. Танки не сопровождала вражеская пехота. Танки не стреляли. Никто другой не обстреливал эти два танка, и М-10 не вызвал никакого ответного огня. Со своей позиции М-10 обозревал Мк.4-е сверху вниз, окружающая местность была хорошей и ровной. Использовался прицел М-70. Погода была ясной и видимость хорошей.

2. Личный осмотр выявил сквозные пробития брони, которые показаны на приложенной диаграмме. Снаряды вошли под углом около 60 градусов. Танки полностью выгорели, и не найдено никаких следов танковых экипажей вокруг, и никаких тел внутри танков. Верхняя лобовая деталь, где показаны попадания [?], была сорвана с обеих танков. Пулемет на первом танке выбросило наружу, и он валялся на земле.

подписано: James H. Legendre Jr., капитан артиллерии, S-2.





Теперь, значится, можно играть в викторину: какие ошибки были допущены при организации описанной немецкой атаки.
Серьезно:
- Описанный случай можно считать иллюстративным примером столкновения мелких и слабо скоординированных групп бронетехники с хорошо замаскированным противотанковым средством. Заблаговременно подготовленная позиция вкупе с преимуществом первого выстрела становится гарантией успеха для обороняющейся стороны. Купировать это преимущество можно было бы: а) разведкой маршрута движения с определением угрожаемых мест, б) артиллерийской поддержкой, в) массированием бронетехники и г) лучшей координацией между экипажами. Скоординированный ответный огонь мог бы согнать и/или уничтожить М-10, после чего первый танк мог бы быть возвращен в строй после ремонта ходовой.
Но на войне часто бывает так, что кто-нибудь что-нибудь проебывает. да недоглядел.
- Точность огня М-10 в рассматриваемом примере заслуживает высокой оценки. Два выстрела и два попадания с переносом огня на вторую цель на дальность около километра. Экипаж самоходки стрелял в благоприятных условиях (чистый сектор обстрела, ясная погода, нет противодействия), и воспользовался этим преимуществом на полную.
- Тактика стрельбы - ведение огня до полного возгорания обездвиженной машины - полностью соответствует наставлениям. На расстрел уже остановленных машины потрачено ровно в 10 раз больше снарядов, чем на их подбитие.
- Пробитие корпуса бронебойным снарядом еще не означает гибели экипажа.

P.S. Да, кстати, мои уважаемые десяток читателей - у кого из вас есть трудности с чтением английского? Пытаюсь понять, мне переводить выкладываемое, или это таки излишний труд.
t_bone: (олень)
...и выпить нечего, и поручика давно не видать.

C.O. - commanding officer
FOO - fire observation officer
E.N.S.A. - Entertainments National Service Association
t_bone: (олень)
На хороший тематический ролик наткнулся.
t_bone: (олень_два)
Скорее всего, я серьезно переоцениваю размеры аудитории, но тем не менее.

Кто-нибудь может пояснить два момента:
1. Существовали ли какие-то нормы распределения flails tanks/ шерманов с цепными тралами в линейных эскадронах танковых полков, или это специализированная техника только частей RE и RCE?
2. Я правильно понимаю, что дивизионным ротам RE/RCE в пехотных дивизиях AVRE-танки не полагались, и вообще танки не полагались, а самым тяжелым оборудованием были бульдозеры?
t_bone: (олень)
За месяц до начала Сицилийской кампании о ней в деталях было сообщено представителям нашей прессы. Этот беспрецедентный шаг был предпринят, как ни парадоксально, в целях обеспечения секретности.

Я считал, что должен положить конец всяким прогнозам военных репортеров относительно будущих намерений войск союзников. Мне было известно, что немцы внимательно следят за нами, и просто поразительно, какими мастерами становятся офицеры разведки в сведении воедино отдельных обрывочных, на первый взгляд, несущественных данных для составления общей картины намерений противника. В это время Северная Африка превратилась в муравейник, в котором все готовились к вторжению на Сицилию. На каждом участке побережья, где только было возможно, проводились учения; порты заваливались грузами военного назначения; во всех гаванях и бухтах стояли десантно-высадочные катера. Казалось бесспорным, что если репортеры в поисках интересных репортажей для своих газет и радио будут продолжать сообщать о развернувшейся деятельности наших войск, то вскоре противник сможет дедуктивным способом довольно точно определить силы и время нашего вторжения, даже если нам удастся скрыть предусмотренные районы десантирования.

В периоды затишья на фронте репортеры имеют привычку заполнять свои репортажи всякого рода предположениями, а поскольку после нескольких месяцев пребывания в действующей армии любой корреспондент приобретает значительное мастерство в интерпретации будущих событий, то усиливалась опасность, что вскоре противник будет знать о наших планах в деталях. Я не думаю, что рассуждения таких военных аналитиков на родине, вдали от театра военных действий, представляют какую-либо существенную ценность для противника. Их заключения, составляемые вдали от событий, основываются на самой поверхностной информации, и обычно они скорее забавны, нежели опасны, хотя и становятся опасными по мере приближения к истине и использования статистических сведений в подкрепление своих предположений. Однако совершенно иное дело, когда репортеры высказывают свои предположения, находясь в действующей армии. В силу врожденного отвращения к не разъясненному введению цензуры и, больше того, в силу доверия, которое у меня сложилось к честности репортеров, я решил посвятить их в свои тайны.

Это был эксперимент, который я бы не особо хотел повторить, поскольку такое раскрытие секретов возлагает тяжелое бремя на человека, первой обязанностью которого является сохранение этих секретов в тайне. Но, делая это, я сразу же возложил на каждого репортера на нашем театре военных действий ответственность, какую испытывали я и мои коллеги. Успех был полный. Впредь, начиная с этого момента и до начала операции, никаких рискованных сообщений не было отправлено с театру военных действий и ни один представитель прессы не пытался отправить такой материал, который мог бы иметь какую-либо ценность для противника. Уже после того как операция была завершена, многие корреспонденты говорили мне о том страхе, который они испытывали, опасаясь даже косвенного раскрытия секретов. В период подготовки к операции они с неохотой обсуждали даже между собой этот вопрос и выдумывали самые изощренные наименования для отдельных предметов боевого оснащения войск и деталей планируемой операции.

Эйзенхауэр, "Крестовый поход в Европу".
t_bone: (олень)
"Основные выводы:
а. САУ более эффективны, чем буксируемые ПТО, фактор эффективности составляет 3 в случае вооружения союзников и 2 для Германии.
б. Германские танки Мк.V и VI более эффективны, чем танки Мк. III и IV; относительно САУ Союзников их фактор эффективности составляет 4 (фактор эффективности определяется как среднее соотношение % потерь САУ Союзников к % потерь германских танков по всей выборке примеров)
в. В танковом бою, для того чтобы шансы были равны, танки союзников должны превосходить числом германские танки на треть или примерно 30%.
г. В столкновении германских танков с ПТО Союзников, для равных шансов буксируемые орудия должны превосходить танки числом в два раза.
д. Средняя эффективная дальность для танка с 17-фунтовой пушкой в столкновении с германским танком примерно в дава раза выше, чем у танка с 75-мм пушкой - 1100 ярдов против 580.
е. В танковом бою средняя эффективная дальность германских танков составляет 1290 ярдов, в то время как танки союзников в среднем эффективны только на дальности в 750 ярдов.
ж. ПТО Союзников, буксируемые и самоходные, эффективны против танков на значительно большей дальности, чем соотв. германские аналоги - 1090 ярдов против 330 для САУ и 870 ярдов против 300 для буксируемых пушек.

з. Анализ 83 изученных столкновений показал, что в 58 случаях выстрелившая первой сторона выиграла бой. В случае когда выстрелившая первой сторона имеет численное превосходство, успех неминуем.
и. В танковом бою потери выигравшей стороны составляют в среднем около 15%, а проигравшей стороны в среднем 63%.
к. Средине потери противотанковых орудий в проигранном оборонительном бою как минимум на 50% превышают потери САУ, и составляют в среднем 83% (последняя цифра неразборчива), в то время как их средние потери в успешном оборонительном бою составляют 15% для буксируемых ПТО и 12,5% для САУ."

Tank Battle Analysis, november 1946
https://yadi.sk/i/8iNkTXmVqeuui

Стоит ли говорить, что я счастлив как слон. Продолжаю изучение.
t_bone: (олень)
Ок, еще один капитанский пост.


К 1944-му году самолет поля боя, а вернее - ударный истребитель, проделал долгий путь от ненужного пасынка до одного из ключевых элементов англо-американской военной машины. Естественно, для этого понадобился долгий и очень тернистый путь, описать который в двух словах я нахожу совершенно невозможным. Вместо этого попробуем кратко сформулировать основные постулаты, на которых строилась непосредственная авиаподдержка войск:

- Вопреки идеям, господствующим в 30-е годы, авиация не может ограничить свои усилия исключительно изоляцией поля боя. Во-первых, это практически недостижимо даже в идеальных случаях, во-вторых эффект от применения авиационного вооружения даже по "пустоте передовой" (то есть рассредоточенным, укрепленным и замаскированным боевым порядкам войск) оказался существенно выше прогнозируемого. В-третьих, в 40-х годах прошлого века авиация была самым гибким, мобильным и "дальнобойным" оружием в руках общевойскового командира. Она обладала способностью быстро наносить удары по любой точке вражеского боевого порядка, а потом могла быть оперативно переброшена на другой участок фронта. Поэтому массовые налеты истребителей бомбардировщиков устойчиво вошли в практику любого крупного наступления союзников, начиная уже с прорыва линии Марет в Тунисе ранней весной 1943-го года. Позже в Италии эта практика была значительно расширена и углублена.

- Опыт ВВС Пустыни, и крайне неудачные действия американской авиации во время марша на Тунис зимой 1942-1943 годов (емнип, это единственный случай вообще, когда Люфтваффе удерживало господство в воздухе против наступающих англо-американцев) наглядно показали, что сухопутные генералы не обладают достаточной квалификацией для управления авиационными соединениями. Поэтому взаимодействие наземных и воздушных частей и их штабов должно строится не по принципу вторых первым, но через совместное планирование и выполнение при тесном контакте между всеми участниками.

- Однако имелась серьезная проблема, стабильно возникавшая при поддержке сухопутных войск. Несмотря на все меры по повышению готовности к вылету и сокращению цепочки инстанций, промежуток между выдачей заявки на воздушный удар и появлением каких-нибудь "спитфайеров" над целью занимал в среднем около двух часов. Эту цифру необходимо было уменьшить в разы.

Таким образом, единственным решением этой проблемы было заблаговременное патрулирование готовых к удару истребителей-бомбардировщиков уже в воздухе, и наведение таких звеньев на указанные цели по мере возникающей необходимости. Решение сейчас кажется очевидным, но для того, чтобы претворить его в жизнь потребовалось внедрение целого ряда организационных и технических новинок. Ко времени высадки в Нормандии система немедленной воздушной поддержки приобрела следующий облик:

Теперь как работает эта красота.

1. Наземные войска (на схеме значок пехотной дивизии слева в центре) встречают неожиданное препятствие, и решают задействовать ВВС. Все заявки стекаются в структуру, именуемую AGCP (Air-Ground Communication Party, группа связи наземных войск и ВВС), состоящую из представителя тактической авиации (TAPO, Tactical Air Party Officer) и представителей оперативного отдела дивизии. AGCP проводит селекцию поступающих запросов на авиаподдержку, оценивает их с точки зрения своевременности и необходимости в перспективе складывающиейся на фронте дивизии обстановки, и пересылает утвержденные заявки в центр объединенных операций, одновременно уведомляя штаб корпуса. Два момента:
- AGCP и дивизионное управление не инициируют заявки, а лишь обрабатывают и пересылают их. Практически запрос на авиаподдержку может исходить от любого подразделения, подчиненного штабу дивизии.
- Штаб корпуса и корпусная группа AGCP уведомляются о заявке, могут мониторить процесс ее удовлетворения через корпусную сеть связи, чтобы при необходимости ускорить этот процесс. Но утверждения на уровне корпуса заявка не требует, и вот почему.

2. Штабы сухопутной армии и выделенного для взаимодействия с ней тактического воздушного командования (в данном случае Первой армии США и IX TAC) формируют единую структуру для взаимодействия - центр объединенных операций (COC, Combined Operation Center). В него входят представители разведывательного и оперативного отделов штабов армии и командования ВВС, находящиеся на постоянной связи со своими управлениями для мониторинга обстановки. Таким образом, сотрудники COC постоянно информированы о положении на передовой, наличных силах, состоянии подчиненных войск и т.д., и в свете этой информации они уполномочены принимать решение по поступающим к ним заявкам на авиаподдержку.

3. Для удовлетворения заявки ее должны одобрить старшие представители опертавных отделов от сухопутных сил и авиации (G-3 и A-3). При необходимости, они могут проконсультироваться для этого со своими штабами. 

4. Если заявка утверждена, она передается исполнителям - центру контроля тактической авиацией (TCC; также встречается обозначение центр контроля истребителей, FCC). В распоряжение ТСС передаются все заступающие на патрулирование истребители-бомбардировщики. Центр получает от A-3 из COC данные о положении цели, необходимом наряде сил, и рекомендуемом способе выполнения заявки. После этого ТСС переадресует задание нужному количеству перехватчиков, и связывается с со структурами наведения - FDP.

5. Основной задачей FDP (Forward Direction Post, Передовые посты наведения) является мониторинг воздушной обстановки с помощью нескольких типов радаров. Микроволновые радары раннего предупреждения (microwave early warning radar) отслеживают положение дружественных и вражеских самолетов в радиусе нескольких десятков миль, а также обеспечивают первичное ориентирование истребителей в пространстве. Точное положение самолета определяют станции типа  SCR-584, изначально использовавшиеся для наведения зенитных орудий.

6,7. ТСС и FDP теперь постоянно находятся на связи с направленной на цель ударной группой самолетов. Пилоты непрерывно получают информацию о воздушной обстановке в округе и о своем положении в пространстве, что исключает для них необходимость находить цель самостоятельно.
Точность с помощью радаров SCR-584 была такой, что во время арденской битвы они выводили ИБ на слепую ночную бомбардировку.

8. На завершающем этапе в дело вновь вступает дивизионная AGCP. По дивизионным каналам связи сухопутные войска предупреждаются о приближающемся налете, чтобы передовые подразделения в случае необходимости могли покинуть опасную зону, или подготовились атаковать непосредственр после авиаудара. Кроме того, обычной практикой было использование дивизионной артиллерии для подавления известных позиций вражеской зенитной артиллерии, наряду с этим практиковалось маркирование цели дымовыми снарядами.
Еще лучшие результаты могли быть достигнуты, если в распоряжении AGCP имелся один или несколько передовых авианаводчиков. Зачастую авианаводчики двигались прямо с передовыми подразделениями (либо выдвигались в район удара за время обработки заявки), выходили на связь с атакующей группой ИБ и обеспечивали пилотов информацией с передовой из первых рук в режиме реального времени. Таким образом, усилия сухопутных войск и авиации сосредотачивались на одних и тех же критических точках фронта, что многократно усиливало объединенный удар.

В случае, если сеть управления воздушной поддержкой была должным образом развернута, ожидалось, что она обеспечит лаг между отправлением заявки и авиаударом в районе 30 минут. На практике в Нормандии это время часто сокращалось в два раза; есть упоминания о случаях, когда ИБ наносили удар спустя три минуты после их вызова.


Послесловие.

Феномен ударного истребителя-бомбардировщика не находит объяснения ни на уровне летно-технических характеристик, ни на уровне ударных возможностей вооружения. Проще говоря, побоище, устроенное англо-американскими самолетами на коммуникациях войск Оси в Нормандии, произошло не потому, что Р-47 или "Тайфун" были какими-то выдающимися, неповторимыми самолетами. Однако благодаря передовым способам управления "Тандерболты" и "Тайфуны" могли реагировать на вызовы с невиданной дотоле скоростью, выскакивая как черти из табакерки над любым проблемным узлом сопротивления.
Непосредственно столкнувшись с авиационной мощью союзников в Нормандии на фоне удручающего бездействия (лучше сказать - бессилия) Люфтваффе, Роммель однажды заявил: "the tactical Luftwaffe has to be an organic part of the army, otherwise one cannot operate" (штабное совещание в присутствии адмирала Руге, 6 июля 1944). Сменивший Роммеля на посту командующего хеерсгруппы "Б" Клюге через месяц тоже заявлял нечто подобное. До последних своих дней "Лис пустыни" так и не понимал, насколько сильно он ошибается. Ключ к успешной объединенной операции заключался не в подчинении одного вида войск другому, но в тесном взаимодествии их штабов.
t_bone: (олень)
"Рота "А" без второго взвода и секции обслуживания, приданная 3-му батальону 119 пехотного полка, вошла в Стумон около 18:00 18 декабря 1944 года. К этому времени через вечернюю темноту и слабое освещение было замечено неизвестное количество вражеской бронетехники, моторы урчали на расстоянии около 1200 ярдов к юго-востоку от города. Немедленно была проведена разведка ОП для орудий, и оба взвода, первый лейтенанта Томаса Спрингфилда, третий лейтенанта WARD (?) Джекобсона, разместились на позициях к востоку, югу, и западу от города, как показано на схеме ниже. Две полосы противотанковых мин было установлено в качестве срочной меры перед позициями пехоты на дороге в Ла Глез.

Примерно в 23:00 немцы послали автомобиль на запад к нашему минному полю, вдоль дороги ведущей в Стумон. Автомобиль продвинулся практически до первого пояса мин, остановился и поехал обратно без всяких повреждений. Около 02:30 утром 19 декабря этот маневр был повторен, но в этот раз автомобиль, джип, наехал на мину и был уничтожен.

Около 05:00 немецкая бронетехника с танком Мк.V впереди с сопровождением пехоты атаковали Стумон. К сумеркам раннего утра добавился густой туман, поэтому было невозможно разглядеть цели через телескопический прицел 3" орудий. Мы запросили пехоту осветить поле осветительными зарядами из миномета, но запрос был отклонен. В сопровождении пехоты ведущий танк продвинулся по главной дороге в Стумон до первой полосы минного заграждения, затем танкисты стали расчищать путь с помощью фонариков. Рядовой Санчез бросил в этих немцев ручную гранату, те ответили огнем автоматического оружия, отогнав рядового Бринкоттера от .30 пулемета из которого он только открыл огонь и легко ранив его. Затем танк продвинулся через мины и обошел орудие №1 справа, так что орудие не могло ни стрелять по танку, ни сменить позицию на более выгодную. Расчет был вынужден отступить. Танк продолжил атаку, свернул с дороги на север, а позже развернулся на запад и пошел вдоль главной дороги, да тех пор пока орудие №2 было фланкировано и расчет тоже отступил. К этому времени орудие №3 разместилось так, что могло обстреливать главный перекресток, а орудие №5 переместилось на запасную позицию, откуда могло обстреливать северную часть главной дороги и перекресток. Мк.V вернулся на дорогу и медленно поехал по нему на запад, пока не достиг перекрестка, где танк стала обстреливать 3" пушка. Никакого повреждения танку огонь не нанес, так как все снаряда рикошетировали от лобовой детали. После чего танк открыл огонь из пулеметов и 75-мм ОФС, и выбил орудие №3. К 07:30 видимость улучшилась и танк продвинулся вперед, войдя в сектор обстрела орудия №5 и 90-мм зенитки расположенной на правом фланге. Оба орудия открыли огонь, и танк загорелся.

К этому времени вражеская бронетехника покинула главную дорогу и обходила город с юга и севера. Вражеская пехота обстреливала орудие №4 и расчет из стрелкового оружия, чем вынудила расчет покинуть орудие. Орудие №6 вступило в перестрелку и задержала вражескую пехоту на некоторое время, но потом у юго-западного угла кладбища внезапно появился немецкий танк и выбил орудие одним выстрелом. Этот танк продолжил двигаться на запад между позициями орудий №6 и 7, чем фланкировал и обошел сзади орудия №7 и №8, которые не могли развернуться кругом и защитить себя.

На протяжении всего сражения танки и крупнокалиберные штурмовые орудия вели чувствительный огонь. После того, как все противотанковые орудия были нейтрализованы и наша пехота покинула город около 09:30, мы получили приказ отступать на всех способных передвигаться машинах."


Все помнят, кто атаковал этот самый Стумон? Прекрасная иллюстрация, почему буксируемые ПТ-орудия малополезны.
t_bone: (олень)
Разведрота 701-го батальона, Италия, 1-30 апреля 1945.
На всякий случай:
разведвзвод роты противотанкового батальона: http://www.militaryresearch.org/18-28%2015Mar44.pdf
21 человек, 2 бронемашины М8, 4 джипа с десантом + пулемет и базука в укладке.
Батальон самоходной полевой артиллерии США (12 самоходок) имеет два самолета-корректировщика.

"На протяжении указанного периода разведрота этого батальона редко действовала под контролем штаба батальона, а также в поддержке либо поддерживая свои орудийные роты. Тем не менее, полученный ими опыт будет иметь значение для всех разведывательных подразделений.

В общем случае при столкновении между пехотой и моторизованной разведкой, пехота неизменно оказывается в по меньшей мере проигрышном положении. Бронемашины М8 используются как подвижные огневые точки, ведущие огонь по пехоте, в то время как экипажи ¼-тонников, 4х4 [по человечески - джипы] спешиваются и агрессивно атакуют под прикрытием огня бронемашин. Шестью километрами южнее г. Бонпорто, Италия, один разведвзвод атаковал около сотни вражеских пехотинцев, используя описанный выше метод. Раздробив вражескую пехоту на отдельные группы путем вклинения М8 между ними, разведвзвод захватил, уничтожил либо ранил всех противостоящих ему пехотинцев без единой потери со своей стороны. Вражеская группа включала 13 офицеров, в то время как общая численность атакующего взвода составляла только 17 человек. (Замечание – несмотря на то, что вся вражеская группа была вооружена личным стрелковым оружием и пулеметами, в их распоряжении не было пригодного противотанкового вооружения).

Однако пять дней спустя тот же самый взвод атаковал сходное количество пехоты СС возле г. Бардолино, Италия. Метод атаки был таким же, и М8 вклинились в позиции противника. Однако на этот раз противник отошел немного назад, обошел с фланга и атаковал бронемашины с использованием противотанковых гранат и базук. Эти агрессивные действия заставили разведвзвод отойти, но перед этим он успел поразить оценочно от 10 до 12 целей.

Разведывательные подразделения часто не добиваются успеха, сражаясь с вражеской пехотой в городах и деревнях. В г. Бомпорто, Италия, было два моста через реку и канал, которые командование дивизии приказало по возможности занять неповрежденными. Подразделения нашей разведроты были первыми, кто достиг мостов, найдя их нетронутыми по прибытии. Около 15-20 вражеских пехотинцев располагались у другой стороне моста, у всех на виду. Несмотря на подозрение, что мост может быть минирован, командир взвода решил атаковать. Он приказал бронемашинам выдвинуться через мост, ведя огонь по противнику сходу. Вражеская пехота рассеялась, и действия командира взвода спасли мост (позже наш инженерный взвод извлек из-под моста около шести сотен фунтов ТНТ). Второй мост находился в центре города. Командир взвода без промедления выдвинулся и пересек его (этот мост был также подготовлен для взрыва). Он оставил у каждого моста по джипу с экипажем для охраны, и теперь был вынужден продвигаться через город без достаточного количества людей для зачистки домов вдоль маршрута своего движения. Очевидно, вражеская пехота быстро поняла это, и атаковала бронемашины М8 противотанковыми гранатами из домов. Одна бронемашина была подбита, подожжена, взводный сержант и радист из ее экипажа были убиты. После этого немецкая пехота контратаковала и отбросила разведвзвод от второго моста. На основании опыта этого боя можно заключить, что в сражении против агрессивного и упорного противника необходимо зачищать все здания вдоль маршрута продвижения бронетехники.

Когда бронемашины были вынуждены противостоять танкам и противотанковым пушкам, результаты, как правило, были катастрофическими. Один взвод двигался по трассе 9 (?) на запад в направлении г. Мокена (?). взвод был обстрелян вражеской противотанковой пушкой с дистанции 300 ярдов. Очевидно, вражеский наводчик осознавал проблемы с маневренность М8 из-за широкого радиуса разворота, и сначала подбил вторую бронемашину в колонне, а затем обстрелял ведущую бронемашину, прежде чем та смогла развернуться и уйти. Командир взвода был убит, но взводный сержант собрал людей и приказал атаковать позицию ПТ-орудия в пешем строю. Обнаружилось, что орудие прикрыто отрядом стойкой немецкой пехоты. Таким образом, одно удачно расположенное противотанковое орудие безнадежно перекрыло выгодное шоссе от разведывательных подразделений, что вынудило избрать другой маршрут для наступления. В этом бою взвод потерял 9 человек, при этом противник потерял одного.

На протяжении всей операции один батальон самоходной полевой артиллерии использовал тот же радиоканал рации 500 серии, что и наша разведрота. Это не одобренное и совершено случайное совпадение было взаимовыгодным и жизненно-важным для организации связи между воздушными наблюдателями артиллерии и нашими разведвзводами. Вскоре воздушные наблюдатели и радисты батальона научились различать голоса, и даже в условиях ежедневной смены радиопозывных, каждая группа узнавала друг друга. По обыкновению, разведвзводы действовали в авангарде продвигающихся на север колонн, когда их вызывали воздушные наблюдатели и предлагали помощь. Разведвзводы сообщали свое положение и просили проверить дорогу впереди. В нескольких случаях воздушные наблюдатели обнаруживали вражеские танки и противотанковые орудия, и передавали эту жизненно важную информацию нашей разведке. Этот метод многократно работал во время нашего наступления на север, и возможность его использования в будущих операциях должна быть серьезно рассмотрена на всех уровнях командования.

Благодаря описанным выше причинам, разведрота практически постоянно могла рассчитывать на мощную поддержку самоходной артиллерии. В г. Анцола на шоссе 9, разведрота столкнулась с серьезным сопротивлением. Ночью колонна немецких грузовиков, прибывшая со стороны г. Болонья, приблизилась на расстояние примерно 500 метров к передовому посту разведвзвода, и немецкая пехота начала спешиваться. Командир взвода немедленно запросил огневую поддержку, и контратака была сорвана концентрированным огнем всего батальона самоходной артиллерии.

В ретроспективе можно сказать, что хотя нанесенный противнику урон был огромным, наша разведывательная рота провалила свою основную – разведывательную – задачу. На протяжении всего периода каждое задействованное боевое командование дивизии [Combat Command of the Division] использовало собственные разведывательные подразделения, однако у командира группировки [Task Force Commander] никогда не было связи с разведкой. Поэтому, несмотря на то, что разведывательные группы постоянно оказывались первыми на объектах, их усилия оказывались бессмысленными, поскольку они не могли сообщить собранную информацию командованию. Более того, когда противник контратаковал, разведка была вынуждена защищаться самостоятельно, и не имела возможности запросить поддержки у оперативной группы. Это приводило к относительно высоким потерям в людях и технике, а также снижало мораль солдат."

Profile

t_bone: (Default)
T-Bone

May 2017

S M T W T F S
  1 2 3 4 56
7891011 12 13
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:49 am
Powered by Dreamwidth Studios