t_bone: (Default)

At the time this article was written, Captain John W. Karagosian was an observer/controller at the Joint Readiness Training Center at Fort Polk, Louisiana.

Captain Christopher M. Coglianese is a 2003 Olmstead Scholar who is completing graduate studies at the University of Bombay in Bombay, India.


Взаимодействие танков и пехоты.

                В городском бою целостность и сплоченность подразделений нарушается очень быстро. Пехотные взводы гибнут; танки уничтожаются; назначенные цели меняются. Подразделения готовятся к одному, но воевать приходится по-другому. В таких условиях очень важно поддерживать устойчивую связь. Если командная цепочка облегчает подчиненным подразделениям переговоры между собой, то шансы на успешную координацию и синхронизацию действий повышаются, даже несмотря на хаотическую природу городского боя.

                Существует несколько приемов, снискавших общее внимание, однако на деле оказывающихся контрпродуктивными в городском бою.

                Начнем с мифа о танковом телефоне. Танки типа М1 Абрамс не оснащены им, и отсутствие телефона некоторыми воспринимается как недостаток. Хотя танковый телефон может пригодится в поле, в городе от него мало толку. В городском бою танк, как правило, занимает одно и то же положение – посреди улицы. Умный пехотинец никогда не выйдет на открытое место без крайней необходимости. На малых дистанциях городского боя спрятаться за танком легко на словах, но гораздо сложнее на деле. Фланкирующий огонь и огонь с верхних этажей делают укрытие за кормой танка гораздо меньшим, чем принято думать. Выстрелы РПГ-7, артиллерийский огонь, гранаты и минометные мины дают осколки, от которых не спрячешься за кормой танка. Хуже того, одинокий солдат, прячущийся за кормой танка выглядит ровно так, кем и является на деле – командиром, передающим целеуказание танкистам по телефону. Противник крайне заинтересован в таких целях, и с неослабевающим вниманием будет пытаться разрушить цепочку командования и взаимодействия, которую вы пытаетесь наладить.

                Использование танка в качестве щита от вражеского прямого огня – еще одна методика, которая лучше выглядит на бумаге, чем на практике. Кажется, что ее применяют в основном те подразделения, которые привыкли готовится к противнику с ограниченными противотанковыми возможностями. Во-первых, такая методика требует от солдат сбиваться в кучу снаружи зданий, что обычно очень плохая идея. Во-вторых, танк должен сближаться с вражеским зданием, что увеличивает вероятность подставить боковую или верхнюю броню под обстрел. Чем ближе танк подходит к удерживаемому противником зданию, тем меньшее укрытие он предоставляет пехоте за ним, поскольку противнику становится легче вести огонь сверху или с фланга.  И одновременно, чем ближе танк подходит к зданию, тем меньше зона, которую он может обстрелять в секторе вертикального и горизонтального обстрела своим орудием и спаренным пулеметом. И наконец, такая методика помещает танк впереди пехоты, то есть пехота не может обеспечить периметр охранения против вражеских истребительных команд. Стоит отметить, что на большой дальности, или в районах одноэтажной застройки «наступление за танком» может быть эффективным, однако в целом оно оборачивается потерями танков от РПГ и подрывных зарядов, что вынуждает пехоту в одиночестве прокладывать себе путь в глубине объекта. В сомнительных ситуациях лучше подавить противника с тыла, чем рисковать загнать танки в засаду. Концентрация танков в одном месте не позволит атаке завязнуть. Если растерять бронетехнику на ранних стадиях боя, вам придется продолжать атаку без них, что в конечном итоге выльется в серьезные потери пехоты, которая будет вынуждена сражаться без поддержки.

                Один из главных аспектов взаимодействия между пехотой и танками заключается в том, как пехота, при обнаружении противника, передает данные о целях танку. Во времена Второй мировой войны танки М4 Шерман оснащались телефонами, стрелковые взводы имели по одной рации SCR-536 "handie-talkie", а командиры рот – по одной носимой рации SCR-300 для связи с батальоном. Танковые телефоны были единственным способом связаться с танкистами, и потому имели жизненно важное значение. Сегодня в распоряжении стрелковых взводов имеется уйма легких раций SINCGARS плюс радиостанции короткого радиуса действия у командиров отделений и огневых групп. Поэтому важно, чтобы средства связи были совместимы, а проверка связи между танками и пехотой должна войти в перечень предбоевых процедур.


 

                Целеуказание можно улучшать и улучшать. Пехота в бою использует пассивные приборы ночного видения PVS-7 и PVS-14, усиливающие доступный свет для создания видимой картинки. Чаще всего пехотинцы указывают цели с помощью лазеров PEQ-2 или PAQ-4. Эти легкие и компактные устройства, прикрепленные к стрелковому оружию вроде карабинов М4 и пулеметов М240 и М249, испускают лазерный луч, видимый для ПНВ. С другой стороны, наводчики танков используют тепловизионные прицелы, засекающие испускаемое целью инфракрасное излучение, но не реагирующие на лазеры. Поэтому по возможности командиры танков должны использовать ПНВ для обзора целей, вскрываемых передовыми пехотными элементами. Это сложно сделать из-под закрытого люка; так как командиры танков – ресурс ценный, возможно возникнет необходимость вести бой из-под люка, поднятого в верхнее положение, высунув наружу только голову и наблюдая цель, пока танк находится как можно дальше от цели. Другая возможность – это использование трассеров, которые прекрасно видны на термоприцелах.

                Самыми важными технологическими усовершенствовании для бронетехники в городском бою будут являться те, что облегчают целеуказание для танков от окружающей их пехоты. Одним возможным усовершенствованием будет оснащение командира танка пассивным прибором ночного видения. Поле зрения здесь более важно, чем увеличение, так как основное назначение этого прибора будет заключатся в том, что он позволит танкистам использовать имеющиеся процедуры целеуказания с помощью лазеров, широко распространенные среди пехоты и авиаторов.

                Установленное в преддверии штурма взаимодействие между пехотой и танками должно включать определение построений для стрелков и бронетехники, конфигурации радиосетей, позывные и частоты, а также как будут помечаться цели, с помощью каких средств и каким командиром. Кроме того, войска, ведущие городской бой, должны говорить на понятном для всех языке. На практике во время маневров в JRTC распространено присвоение каждому отдельному зданию своего номера, отмеченного на картах малого масштаба. Стены обозначаются против часовой стрелки: Альфа означает северную сторону, Браво – западную, Чарли – южную, и Дельта – восточную стену любого здания вне зависимости от его расположения. Проходы, вроде окон и дверей, нумеруются слева направо и снизу вверх. Таким образом, «Чарли 23» означает второе окно слева, третий этаж, на южной стороне здания. Простые команды наводчику, оговаривающие метод целеуказания, упрощают понимание и ускоряют процесс. Например:

1. Адресат – (Танк) Рэд 13, это (пехота) Альфа 16, прием.

2. Направление – Здание 21, окно Чарли 32, прием. (Белое здание на 11 часов, южная сторона, второй этаж, третье окно слева).

3. Описание цели – Вражеский пулемет.

4. Дальность – 100 метров.

5. Способ ведения огня – Цель помечена лазером.

6. Момент открытия огня – Огонь по готовности.

               

                Опыт JRTC показывает, что взаимодействие легких и тяжелых войск может быть особенно эффективно в нескольких специфических ситуациях, таких как:

                Прежде всего, при преодолении вражеских заграждений на окраинах города и последующим захвате плацдарма. Командиры пехотных рот часто предпочитают идти на прорыв с минимальным усилением, намереваясь скрытно сблизиться и преодолеть полосу заграждений. Чаще всего задача выполняется стрелковым взводом, усиленным отделением инженеров в качестве авангарда; в проделанный проход вводится второй взвод, а третий взвод (иногда усиленный несколькими пулеметами М240) обеспечивает огневую поддержку.

                Далее прослеживаются несколько тенденций. Когда атакующие сближаются на дальность огня стрелкового оружия, для подавления огня защитников из окраин им требуется большое количество стрелков. Так как защитники укрыты в зданиях, а атакующие на виду, достижение огневого превосходства, как правило, требует превосходства 3 к 1. Для концентрации огневой мощи стрелковые отделения и пулеметные расчеты сосредотачиваются в одном месте – и тем самым образуют соблазнительную цель для вражеских минометных расчетов, которые рутинно кидают несколько 82-мм мин на последние прикрытые и замаскированные позиции у окраин. В результате пехота несет массовые потери от вражеского заградительного огня по большой, неподвижной цели.

                Эта ситуация идеальна для использования бронетехники. Открытые сектора обстрела, достигающие зданий на окраинах, позволяют танкам вести опустошительный огонь, находясь далеко вне досягаемости засад РПГ. Бронетехника может выполнить то, что недостижимо для пехоты: выдерживать минометный огонь и поддерживать огневое превосходство, прикрывая движение элемента, преодолевающего заграждения и захватывающего плацдарм в городе. В преддверии штурма пехота разведывает огневые позиции с подходящими секторами обстрела, которые затем занимает бронетехника. После того, как плацдарм будет захвачен и укреплен, танки перегруппировываются, после чего их можно переподчинить штурмовым взводам.

                Вторая ситуация касается трудностей при занятии позиций для поддержки огнем в черте города. Легкобронированные машины, неспособные выдержать попадание из РПГ, используют маневренность для выживания. Вместо того, чтобы ездить вверх-вниз по передней аппарели заглубленного окопа, бронетехника занимает позицию под прикрытием здания, после чего выезжает вперед. Весь процесс похож на «выглядывание» пехотинца из-за угла. Легкие машины должны выезжать вперед не дальше, чем это необходимо для обстрела цели, минимизируя тем самым открытую часть корпуса, сокращая время, проведенное на огневой позиции, и подставляя под огонь противника более толстую лобовую броню. Пехота, расположенная впереди огневой позиции, должна передавать экипажу точные команды целеуказания, что также сократит время контакта. В случае, когда угроза со стороны вражеского противотанкового орудия особенно велика, командир танка и наводчик должны предварительно спешится и осмотреть вражескую позицию с замаскированного наблюдательного пункта.

                Воспользоваться этой методикой могут даже основные боевые танки. В деревнях и небольших городах способен удерживать цель под обстрелом, даже лишившись подвижности. В больших городах и мегаполисах обездвиженный танк не сможет продолжать поддерживать атаку огнем, так как защищающиеся могут отступить на несколько кварталов и нанести поражение атакующей пехоте с новой позиции. В этом случае потеря подвижности устраняет танк из боя так же надежно, как и полное уничтожение.

                К сожалению, организовать обучение правильному порядку взаимодействия в городском бою непросто, так как доступные материалы можно пересчитать по пальцам. Интересно отметить, что один из наиболее наглядных примеров использования бронетехники в городе можно увидеть в фильме «Спасение рядового Райана». В его завершающей сцене, наступление германской пехотной роты с несколькими тяжелыми танками задерживается небольшим и наспех сколоченным подразделением США, по силам менее взвода. Из-за грамотных действий горстки обороняющихся американцев, усугубленных грубым нарушением многих принципов взаимодействия танков и пехоты наступающими, немцы оказываются полностью разбиты подоспевшей батальонной боевой группой. В конечном счете, фильм хорошо демонстрирует, как не надо атаковать.

                В настоящее время городской бой будет вероятной составляющей операции в любой точке земного шара. Спешенная пехота и бронетехника при хорошо налаженном взаимодействии между ними исторически доказали свою высокую эффективность. Мы должны эффективно использовать эти два организационно и культурно различных рода войск; для этого требуются связь, синхронизация действий и эффективные стандартные процедуры, которые позволят купировать недостатки и усилить преимущества и пехоты, и бронетехники. Это «экспертный уровень» организации общевойскового боя, и достичь его нелегко. Но преимущества его неоспоримы. Первым шагом для достижения этой выдающейся эффективности кроется в эффективной боевой подготовке по месту расположения.

t_bone: (Default)

Короли дороги: тяжелые и легкие войска в городском бою/Kings of the road: heavy and light forces in MOUT by Karagosian, John W.; Coglianese, Christopher M.

At the time this article was written, Captain John W. Karagosian was an observer/controller at the Joint Readiness Training Center at Fort Polk, Louisiana.

Captain Christopher M. Coglianese is a 2003 Olmstead Scholar who is completing graduate studies at the University of Bombay in Bombay, India.

 

«Урбанизированный мир означает городской бой, нравится нам это или нет … Мы будем сражаться в городах, и нам нужны танки, способные воевать и выжить на улицах».

Lieutenant Colonel Ralph Peters, U.S.  Army Retired in his book, Fighting for the Future. Will America Triumph?

 

                Раннее утро; в предрассветных сумерках 1-й взвод двигается вперед. Осторожно продвигаясь сквозь занятый противником город, ведущее отделение осматривает брошенные здания и опустевшие улицы. Враг где-то здесь, где-то рядом, но остается невидимым. После организации огневого прикрытия, 2-й взвод выдвигается на штурм домов на противоположной стороне улицы. Взвод встречает интенсивный вражеский огонь. Солдаты падают наземь, и либо остаются лежать неподвижно, либо медленно отползают к любому укрытию, что могут найти.

                В глубине своего опорного пункта вражеский командир ждет следующего шага американцев. И вдруг высокий вой турбины на противоположном конце улицы сигнализирует о приближении американской бронетехники. Из-за угла высовывается ствол орудия танка М1А1. Противник готовит дымовые гранаты, подрывные заряды и реактивные гранатометы, намереваясь отбить и эту атаку…

               

                С ростом городов и разрастанием зон застройки по всему миру, городской бой и проведение военных операций в городской застройке становятся все более и более вероятными составляющими наших будущих задач. Присутствие на этом поле боя гражданских лиц не дает использовать артиллерию и авиацию, а сложность трехмерной обстановки делает городскую застройку наиболее подходящей оборонительной позицией для любого, кто захочет противостоять силам США.

                Бронетехника является одним из самых разрушительных средств в арсенале наших командиров. Она с наибольшей эффективностью обеспечивает точный огонь прямой наводкой с близкой дистанции. Способность организовать взаимодействие тяжелых и легких сил есть важное умение, которое иногда становится критичным для успешного выполнения задачи. Во время учений в JRTC (Joint Readiness Training Center) тяжелые ротные боевые группы часто придаются легким бригадам для боев в учебном городке Шугарта-Гордона. Настоящая статья кратко подытоживает несколько уроков, сформулированных наблюдателями-посредниками по итогам маневров тяжелых и легких сил в городской застройке.

                В ближнем бою в городе бронетехника без поддержки пехоты очень уязвима. Легкая пехота, хотя и лучше подходит для городского боя, остается уязвимой во время пересечения открытых пространств и накопления сил для зачистки удерживаемых противником зданий. Исторически, наиболее успешно действовали в городах те войска, что налаживали взаимодействие пехоты на уровне взвода-роты с танковым ядром из пары (секции)-взвода. Действуя совместно, танки и пехота купируют недостатки и усиливают преимущества друг друга, что является хорошим примером синергии.

                Роль бронетехники в городском бою огромна. Согласно результатам тематического исследования, проведенного Корпусом Морской пехоты США, танки участвовали в 21 из 22 рассмотренных битв. В трех четвертях этих битв собственная танковая поддержка была главной составляющей специально сформированных штурмовых групп. В общем, специальные штурмовые группы, действия которых поддерживали танки, оказались наиболее эффективными подразделениями.

                Пехота движется от укрытия к укрытию. С точки зрения солдата, что стремится вести бой и при этом выжить, укрытие может быть либо великолепным (внутри здания), либо отсутствовать полностью (на открытой улице). Поэтому пехотинцы ведут бой в основном изнутри зданий, и перемещаются между ними с максимально возможной скоростью, минимизируя таким образом время, проведенное на открытой местности. Войдя в контакт, пехотинцам нужно накопить достаточно сил для ведения огня на подавление по вражескому зданию, за чем следует штурм. Им необходимо не дать противнику вести эффективный ответный огонь из штурмуемого здания, так и из зданий, что окружают его. Заняв плацдарм внутри здания, солдаты зачищают комнату за комнатой, устраняя очаги сопротивления. Пехота в 95% случаев вскрывает свои цели на дистанции в 100 метров и ближе. Занимая наилучшее укрытие из возможных и рассредоточиваясь, пехота способна выдерживать сильный вражеский обстрел, и потому должна возглавлять атаку. Солдаты хорошо подготовленного взвода почти не покидают здания. Подразделения словно растворяются в городском ландшафте, не подставляясь под наблюдение и огонь.

                С другой стороны, бронетехнике трудно отыскать укрытия. На короткой дистанции, характерной для городского боя, бронетехника остается открытой, в то время как ее видит и слышит замаскированный враг. Танки могут уничтожить все, что заметят, но очень редко способны найти обороняющуюся пехоту. Главной угрозой остается пехотное противотанковое оружие, которое трудно засечь. Если пехота озабочена поиском укрытия, и нуждается в огневом прикрытии и дымовой завесе для наступления, то бронетехника беспокоится о прикрытии флангов, тыла и крыши, но при этом имеет более чем достаточную огневую мощь для подавления любого встреченного противника. Хотя некоторые тактики используют танки как «щиты для пехоты», бронетехнике на самом деле нет необходимости наступать прямо на объект. Не важно, насколько близко танк подошел к объекту атаки, но вот доступный танку сектор обстрела, напротив, имеет решающее значение. Танкисты наступают на объекты, здания и противника, выдвигая вперед сектора обстрела своих орудий, а не свои машины. Если танк может наблюдать вражескую позицию, то почти в 100% случаев это означает, что она находится в пределах дальности эффективного огня.

                 Уместной аналогией здесь может служить ссылка на машину, едущую по ночной трассе. Ее водитель освещает путь с помощью фар. На опасных участках он едет медленнее. И он не станет ехать с погашенными фарами, полагаясь на свет машины, что едет позади. Точно так же, без «света» танки не могут находить цели, ориентироваться в пространстве и решать, как поступать со встреченными препятствиями. В городском бою роль «света», выявляющего вражеские позиции, играет пехота. Потому в неопределенной ситуации пехота, как правило, двигается впереди. Бронетехника обеспечивает свободу маневра, уничтожая на месте любого обнаруженного врага. Загоняя нашу «машину» вперед «света», мы не достигнем поставленной цели. В этом случае столкновение с противником превращается во внезапный крутой поворот, на который мы не успеваем среагировать на наших собственных условиях, и, следовательно, сдаем таким образом инициативу противнику.  Во время маневров в JRTC агрессивные командиры часто пытаются наступать в городе с танками впереди. Хотя движение с танками впереди и может обеспечить кратковременный успех, как правило, в ходе этого бронетехника несет тяжелые потери. Очень часто это приводит к снижению боевой эффективности, и наступающая бригада теряет импульс атаки, танки и солдатские жизни.

                Если пехота и танки двигаются вместе, то тактика меняется. Пехотные взводы в наступлении становятся менее зависимыми от собственного прикрывающего огня. Танки обеспечивают огонь на подавление, а в это время пехота занимается прикрытием фронта, флангов и тыла, защищая более уязвимые зоны танков от вражеских противотанковых групп. Прикрытие и движение, вкупе с прикрывающим огнем танков, двигает наступление вперед.

                Легкие войска движутся сквозь здания. Они входят в контакт, идентифицируют вражескую позицию, сковывают ее огнем и занимают укрытия. Танки остаются позади в готовности прикрыть огнем. Выделенное охранение защищает танки от выстрелов гранатометов с флангов и тыла. Охранение не должно находиться рядом с танком, позади танка или в ближайшем подъезде, который выходит на улицу, где стоит танк. Охранение должно занять ближайшие здания и наблюдать за выгодными позициями, откуда можно обстрелять танки. Ранее обнаружение угрозы позволяет пехоте вовремя атаковать расчет РПГ, или позволяет бронетехнике отступить, переместится или атаковать. На близких дистанциях 30 или 40 пар глаз пехотного взвода совершенно необходимы для организации надежного охранения флангов и тыла. Пехота выслеживает; танки уничтожают. Насколько это возможно, бронетехника должна вести бой изнутри подвижного периметра, что обеспечивает ее безопасность.

                В неразвитых регионах мира семейство РПГ используется для поражения широкого спектра целей. Во Вьетнаме, Сомали и Афганистане (как во время советского вторжения 1979-1989 годов, так и по опыту ISAF с 2001 по сегодняшний день) РПГ использовались для обстрела вертолетов. В Могадишо их использовали в качестве мобильной артиллерии против хамви, грузовиков и бронемашин. Для любого иррегулярного подразделения РПГ является многоцелевым средством борьбы с танками, машинами, живой силой и вертолетами – всем, чему может нанести серьезный вред взрыв 2,5-кг боеголовки. РПГ дешевы, несложны в применении, легко доступны по всему миру и надежны. Наиболее распространенная версия, РПГ-7В, весит примерно 9 кг и стреляет 2,5-кг реактивными гранатами ПГ-7В. В отличие от американского АТ-4, РПГ-7 – оружие многоразовое. Отделение, нагруженное двумя гранатометами по четыре выстрела к каждому, несет 76 фунтов, из которых 40 фунтов приходится на боеприпасы. Для обеспечения такой же огневой мощи, американцам приходится нести почти вдвое больший вес: 10 гранатометов АТ-4, каждый из которых весит 14,8 фунта. РПГ-7 это легкое и подвижное оружие с внушительной огневой мощью. Однако, у него есть и недостатки: небольшая дальность и ограниченная бронепробиваемость.

                Наиболее драматичный пример противотанковой обороны за последние годы – это срыв российской атаки на Грозный, столицу Чеченской Республики, в декабре 1994 года. За первые месяцы боев россияне потеряли 225 единиц бронетехники. Бригада на острие наступления потеряла 100 из 120 своих БТР и БМП, и 20 из 26 танков.

                Следующая цитата взята из Russian-Manufactured Armored Vehicle Vulnerability in Urban Combat: The Chechnya Experience by Lieutenant Colonel Lester Grau, U.S. Army Retired:

                «В ходе обороны в городской застройке против танковой атаки противник будет стараться:

  • ·        организовывать противотанковые истребительные команды, включающие пулеметчиков и снайперов – в их задачу входит защита гранатометчиков от сопровождающей танки пехоты;
  • ·        выбирать места для противотанковых засад в тех районах города, где плотная застройка сковывает и канализирует движение бронетехники;
  • ·        открывать огонь по головной и замыкающей машинам, чтобы запечатать всю колонну на простреливаемом участке дефиле;
  • ·        обстреливать бронетехнику сверху, с тыла и с боков. Выстрелы РПГ в защищенную динамической защитой лобовую броню только выдают позицию гранатометчика;
  • ·        использовать несколько истребительных команд для одновременной атаки бронетехники с уровня первого этажа, с уровня подвала и верхних этажей. Недостатками РПГ-7 и РПГ-18 являются сильная реактивная струя пускового заряда, выходящая сзади, заметность и относительно малая скорострельность. Чеченцы решили проблемы скорострельности, обстреливая одну и ту же цель одновременно из 6-7 гранатометов;
  • ·        в первую очередь открывать огонь по сопровождающим танки зенитным самоходным установкам.»

После сражения за Грозный, россияне эвакуировали остовы уничтоженных машин на танковый полигон в Кубинке для оценки сильных и слабых сторон своей бронетехники. Из собранной информации было сделано несколько выводов:

  • ·        Лобовая броня танков позволяет успешно пережить последствия попадания ручного противотанкового оружия, при выстреле с уровня земли. Чеченские повстанцы справлялись с этим, выбирая позицию с фланга, тыла или сверху от танка.
  • ·        Легкобронированная техника, такая как БМП, пробивается со всех проекций. Бой в городе, как правило, ведется накоротке, и большинство выстрелов из ручного и носимого оружия делается с дистанции 100 метров и менее. Бронетехника, неспособная выдержать попадания кумулятивных гранат, не подходит для городского боя, и нуждается в оснащении блоками динамической защиты. Выживаемость бронетехники в первую очередь зависит от бронезащиты, а не мобильности. Поэтому в ближайшем будущем бой в городе смогут вести только основные боевые танки, и платформы сходного бронирования.
  • ·        Выживаемость танка в городском бою обеспечивается в случае, если вражеская пехота может обстреливать бронетехнику только в наиболее защищенные проекции. Танки стремятся встречать вражеский огонь лобовой броней, предпочтительно с уровня земли. 98% опасных попаданий по российским танкам прошлось на участки, неприкрытые блоками динамической защиты. Российской пехоте не удалось обеспечить охранение от маневрирующих на фланги и тыл танков чеченских истребительных групп.

Во время маневров в JRTC одной из самых серьезных проблем для атакующего является налаживание взаимодействия между пехотой и бронетехникой. За исключением Кэмп Кэлси на Корейском полуострове, легкие и механизированные войска нигде более не размещаются на одной базе, и не подчиняются одной дивизии. В результате, роты и батальоны ротационной бригады состоят из подразделений, которые встретились друг с другом в первый раз на этапе предварительного планирования, то есть за три–шесть месяцев перед началом ротации. Обычно они успевают обговорить всего несколько стандартных процедур. Хуже того, у подразделений нет возможности отработать совместные действия. Часто случается так, что пехота или танки остаются стоять без дела, пока где-нибудь неподалеку их партнеры находятся под огнем и гибнут. Из-за тенденции на централизованное управление тяжелая ротная группа шныряет повсюду самостоятельно, а пехотные батальоны ведут бой без поддержки танков. Это крайне неэффективный способ вести городской бой.

В условиях городского боя танки являются самой живучей платформой для ведения огня точного огня на уничтожение. Артиллерия наносит неприемлемый сопутствующий ущерб, потому на практике ее огонь часто очень ограничен. Вертолеты эффективны, но чрезвычайно уязвимы для кинжального огня, могут столкнуться с трудностями различая своих от врагов, и почти неспособны атаковать нижние этажи в зонах высотной застройки. В результате этого, даже пара наших танков, при адекватной поддержке пехоты, могут контролировать целый район. Децентрализация необходима. Чтобы достичь ее, необходимо объединять и синхронизировать танки и пехоту на наинизшем возможном уровне.

 

Связь

                Чем лучше организована связь, тем эффективнее тяжелые и легкие войска будут взаимодействовать на поле боя. Один из способов улучшить понимание – «шпаргалка». На одной стороне шпаргалки должна быть небольшая карта местности, с пронумерованными зданиями и кодовыми именами конкретных объектов, а также планируемые огневые позиции, цели и прицельные ориентиры. На обратной стороне должна быть таблица, связывающая объекты с назначенными туда пехотными взводами или ротами, их позывными и радиочастотами, на которых они оперируют. Наконец, танки и пехотинцы должны быть помечены легко заметным способом, чтобы и тяжелые, и легкие войска быстро разбирались, кто есть кто.

                Каждый танк должен иметь назначенную частоту, маркировку, и выделенную ему огневую позицию (позиции). Здания нужно помечать так, чтобы это помогало достичь взаимодействия. Стандартные процедуры некоторых подразделений требуют, чтобы каждое окно и каждая комната были помечены после зачистки. Это великолепная идея, но к сожалению, редко осуществимая в жизни. Более реалистичным будет требование помечать каждую точку проникновения в здание и каждый зачищенный этаж – такое вполне достижимо даже в неразберихе боя. Каждая рота должна использовать для нанесения меток свой особый цвет, чтобы танки по цвету могли определить, какая рота зачистила здание, и какие частоты нужно использовать, чтобы установить с ней контакт и получить целеуказание.

                Таким же образом нужно пометить и дружественные танки, чтобы взводный командир мог увидеть танк и понять, с кем именно он говорит по радио. В темноте не видно надписей на бампере. Хемолюминесцентные лампы и вымпелы подходят лучше. Каждый танковый взвод должен иметь свой собственный цвет; каждый танк должен быть помечен своим количеством хемо-ламп или флажков.

t_bone: (Default)

1 Случились однажды в стране японской маневры; собрались на полигон солдаты со всех префектур и районов, и наполнились казармы личным составом, а боксы – техникой.

2 И столь многочисленны были собравшиеся подразделения, что учебная бригада на той ротации да разрослась до пяти тысяч человек, в том числе два танковых батальона.

3 Однако, будучи выпущенной на полигон, тут же проиграла бригада встречный бой с ОПФОРом, и, в расстройстве великом, перешла к подготовленной обороне в широком секторе, ожидая атаку в течении следующих 30 часов, как диктовала то директива командования.

4 Вдобавок к прочим бедам, сразил командира одной из танковых рот приступ аппендицита; а хворь эта, хоть ныне и малоопасна, по коварству не уступит злейшему из аспидов, ибо от нее муж, сегодня здоровый, на следующий день валится наземь в агонии и лихорадке.

 

Read more... )

t_bone: (Default)
История про то, что было раньше.
-----------------------------------------

1 В начале над нейтралкой властвовал огонь, и не было от него спасения; пытались преодолеть его люди, но падали наземь, сраженные пулеметами, заградительным обстрелом и колючей проволокой.

2 И была земля погружена во тьму, и смятение и страх царили над ней.

3. Пришел тогда Суинтон, что защищал Дурацкий Брод и тем прославился среди людей. И сказал Суинтон: да будет Танк! И стал Танк. И увидел Суинтон, что это хорошо.

4 Протянулись в тот же час следы гусениц по ничьей земле; танки стали крушить заграждения, и преодолевать траншеи, и давить огневые точки, что вновь оживали после бомбардировки.

 

Read more... )
t_bone: (Default)

Очистив надлежащим образом тело - постом, а душу - молитвою, продолжаю переводить святые тексты. На этот раз дошла очередь до откровений одного из лучших (и точно одной из самых популярных) командиров бронегрупп в в истории Азии.

Поскольку, знаете ли, задача объемная, а меня один, все темы сразу [переводом] охватить не получится. Так что в комментах можно оставлять вопросы на следующий раз [мне искать в манускриптах].


1 После ходила Михо по земле, посещая школы, полигоны и отдельно расположенные подразделения; и ни один недостаток не укрывался от ее взгляда и не оставался неразъясненным.

2 И прошел о ней слух повсюду, потому множество народу из всей Японии, от Кюсю до Хоккайдо, от Канто до Кансая следовали за ней, говоря говоря – «это пророк».

3 Увидев народ, взошла Михо на кафедру и стала говорить; и сопровождались ее слова слайдами и диаграммами, а адъютанты и вестовые да раздавали слушателям текст доклада.

4 И так говорила Михо, отверзши уста:

 

Read more... )

 

t_bone: (олень)
Не было героев. Не было. Искать их - занятие бессмысленное, и более того, вредное. Нужно креститься, молиться и сдавать деньги на "28".
И в самом деле, нахера нужна правда, если она мешает вам жить,

Оригинал взят у [livejournal.com profile] lwolf1942 в Гудзь Павел Данилович
Возвращаясь к Ржевским хроникам)))
Всегда приятно находить подтверждения эпизодов, когда противник получает люлей. При этом - еще и узнавать, что в раздаче оных участвовал известный танкист.
Начало августа 1942. Танки 31 армии взламывают немецкую оборону, импровизированный танковый корпус ( танковая группа г\м  Бычковского) пробивается к р.Вазузе, для захвата плацдармов и дальнейшего броска на Ржев...
Немцы спешно перебрасывают танковые части, что бы остановить контрударами наших...
 5 ТД :
"6.08.1942...Группа Венске быстро двигалась на Буконтово и там получила приказ командира 31 танкового полка ,полковника Курц,атаковать по дороге дальше на север.Рота выстроилась по обеим сторонам дороги и двинулась вперёд немедленно.Короткое время спустя,когда танки достигли окраины леса северо-восточнее Буконтово,рота попала под сильный огонь из леса,из находящихся там танков Т-34 и противотанковых орудий.Много наших танков было подбито.В это же время противник с правого и левого фланга роты контратаковал и быстрым броском вышел в тыл роте.Ситуация стала неуправляемой.Танки роты должны были под сильным огнём отойти и командир роты приказал: отходить дальше к Буконтово и совместными силами отразить атаку противника.В этом бою рота потеряла 8 танков,сами уничтожив 3 танка Т-34 и 1 противотанковое орудие. Потери л\с роты составили 2 убитыми,14 ранеными и 4 пропавшими без вести.Остатки роты прикрывали группу Курц...."
Так кто же участник событий с нашей стороны?
Из бронесводки АБТУ 31 А :
"...7.08.1942...23.00. В 13.00 противник контратаковал 212 тбр и 88 сд в р-не Буконтово. Контратака отбита. Захвачено 6 танков и 1 бронемашина"...

Неожиданно так выяснилось, что именно его  574 танк.бат 212 тбр ,воевавший на Т-34 и участвовал в этом бою.
Наградной на Павла Даниловича , награжден орденом А.Невского :


Как видно из наградного - даже заявленное количество  пролюбленных немцами своих танков совпадает до одной машины)))
t_bone: (олень)
Поразительно осмысленный анализ, ярко высвечивающий характерные особенности немецкой танковой тактики. Исходный документ - New Zealand Division in Cyrenaica and Lessons of the Campaign; я приведу из него пока один раздел выводов, озаглавленный "Танки".
Некий налет высокомерия объясняется тем, что под документом стоит подпись ни кого-нибудь, а Бернарда Фрейберга, счеты которого к немцам тянутся с 1914.

"Танки есть главное оружие германской Армии. С ними немцы сражаются великолепно, без них они проигрывают. В недавно прошедших сражениях только разумное использование собственных танков спасло противника от полного разгрома. Мы обязаны отработать методы противодействия танкам на поле боя. В этом обучении нам стоит ориентироваться на немецкую тактику применения танков, а также на их способы координации действий танковых частей с артиллерией, противотанковыми орудиями, и пехотой. Их политика проистекает из решения всецело опираться на танки, и заключается в упоре на производство наибольшего количества наиболее эффективных моделей для применения в решающий момент кампании. Немцы смогли поставить на поток удовлетворительные с механической точки зрения танки, а также они отчетливо понимают важность огневой мощи танковых пушек. Они располагают наиболее эффективной системой полевого обеспечения, обслуживания, эвакуации подбитых машин и быстрого их ремонта для возвращения в строй. Наконец, немцы, по-видимому, избегают действовать в невыгодных для себя условиях, таким образом сохраняя свои потери на существенно более низком уровне, нежели наши собственные.

Мы много раз наблюдали тактику немецких танков на поле боя. Они не атакуют без надежной поддержки артиллерии, противотанковых орудий, пулеметов и пехоты. И в атаке, и в обороне, танки сопровождаются большим количеством противотанковых орудий, вокруг которых танки маневрируют. Для сопровождения танков на передовой используются даже 88-мм зенитки на тракторной тяге. В целом темп типичной немецкой танковой атаки невысок, танки двигаются от одной полузакрытой позиции к другой, скрывая таким образом корпуса от наших наводчиков. Трудностей добавляет и то, что атака почти всегда проводится со стороны солнца. Противник также широко использует для прикрытия дымы и пыль, поднятую артиллерийской бомбардировкой. В некоторых случаях противотанковые орудия и пулеметы выдвигаются вперед в первом эшелоне, чтобы поддерживать атаку огнем. Мы можем использовать эти особенности немецкой тактики для собственного обучения. Следует учесть несколько моментов, что вытекают из нашего опыта:
1. Необходимо поддерживать атакующие боевые машины максимально возможным количеством огня.
2. Если атака встречает слишком сильный противотанковый огонь, наши танки должны занять полузакрытую оборонительную позицию, а пехота должна быть готова следовать вперед через их боевые порядки, чтобы атаковать противотанковые орудия.
3. В пустыне танки могут, и должны использоваться по ночам. С большим успехом танки были применены при ночной атаке на Эд Дуда, при свете луны. Командир, допустивший крупные потери танков из-за тактической некомпетентности, все еще может успешно захватить объект, но проиграет последующую битву из-за недостатка танков для отражения вражеской контратаки.
4. Эвакуаторы подбитых танков, действующие на поле боя, часто будут нуждаться в активной огневой поддержке.
5. Новозеландская дивизия во время подготовки не имела доступа к танкам, из-за чего она чрезвычайно плохо представляла себе возможности и ограничения армейских танков. Пехота и танковые части должны тренироваться вместе, прежде чем они могут быть отправлены в бой. Также складывается впечатление, что положения учебного устава, касающиеся взаимодействия с пехотными танками*, нуждаются в радикальном переосмыслении."
t_bone: (олень)
Несколько примеров арьергардных боев с немецкими частями, взятых из AAR 46-го мехбатальона. В первом эпизоде противник верно идентифицирован как подразделения 116-й танковой дивизии Германии. Пара моментов, на которые стоит обратить внимание:
1. Органическое взаимодействие между составными частями американских механизированных боевых групп (task force) - танками и механизированной пехотой, действия которых поддерживает артиллерия и тактическая авиация.
2. Скорость реакции артиллерии на запрос о поддерживающем огне - во втором эпизоде 5 мин.
3. Тигров в Мортре не было.

"Битва за Сеез и Мортре, Франция, 12 августа 1944.

a. Приданы ССА, 5-я танковая дивизия. Командный пункт батальона расположен в Сеез, Франция, на городской площади, и в полумиле на северо-восток от Мортре, Франция.
b. Задача: двигаться в направлении на Аргентан и отрезать отступающие части германской 7-й армии. Город Сеез был занят в 1100, 12 августа 1944, противник удерживал город только несколькими снайперами. Командование покинуло город и выдвинулось в направлении Мортре и Аргентана, во время чего наткнулось на заслон, выставленный 116-й танковой дивизией противника, что двигался на юг, в Сеез. Первые два танка в колонне были обездвижены выстрелами 75-мм немецкой самоходки, которая сбила гусеницы обеим танкам. Через пять минут после контакта позиции противника обстреляла артиллерия (использовались снаряды с задержкой взрывателя), в результате чего противник понес тяжелые потери. Командование продолжило движение, и стало преследовать отступающий немецкий арьергард, уничтожив по дороге вражескую пехоту и три противотанковых орудия малого калибра. Наступление было остановлено в Мортре, где мы наткнулись на два танка Мк. 6 и один танк Мк. 5, противник был ошеломлен. Два ведущих средних танка боевой группы уничтожили один Мк. 6 выстрелами с дистанции в 20 ярдов. Второй Мк. 6 сдал назад и протаранил здание, которое обрушилось на танк и вывело тот из строя. Рота С, 46-й механизированный пехотный батальон, получила приказ спешится, наступать через город и достичь его противоположной окраины. Задача была выполнена, во время наступления еще два танка боевой группы было уничтожено оставшейся на ходу немецкой Мк. 5. К этому времени через наши позиции прошла еще одна боевая группа ССА.
e. Артиллерийскую поддержку оказывал преимущественно 47-й батальон полевой артиллерии.
h. Потери:
KIA – 5 EM
MIA – 3 EM
SWA – 9 EM – 2 officers
LWA – 21 EM – 3 officers
SIA – None."

"Битва за Шампенард, Франция, 22 августа 1944.

a. Приданы ССА, 5-я танковая дивизия. Командный пункт батальона расположен в 500 ярдах на юго-запад от деревни Шампенард. Поддержка: 47-й батальон полевой артиллерии, один взвод из состава 628-го батальона истребителей танков.
Задача: двигаться на север в междуречье р. Л'Йер и р. Сены и ударить по отступающим немецким частям с юга. Командование принял Lt.Col. Gilson, поскольку Lt.Col. Chee (?) был тяжело ранен накануне, 21 августа, во время обстрела дружественной артиллерией позиций боевой группы в г. Мерси, Франция. Деревня Шампенард была занята без сопротивления, но когда колонна вышла на равнину к северу от деревни, по нам открыла огонь рота немецкой пехоты, поддержанная тремя танками Мк.5 и одним буксируемым 88-мм орудием. Два танка роты С, 34-го танкового батальона, а также три полугусеничных БТРа роты А, 46-го механизированного пехотного батальона, было уничтожено на месте. Голова колонны отступила в деревню. Была вызвана артиллерийская (47-й батальон полевой артиллерии) и воздушная поддержка, и после интенсивного обстрела и бомбардировки вражеских позиций, роте С, 46-й механизированный батальон, было приказано выдвинуться вперед и обойти противника с запада. Прежде чем эта задача была выполнена, по немцам с востока ударила другая боевая группа, подчиненная ССВ 5-й танковой дивизии. Роте С было приказано удерживать позиции. Боевая группа зачистила деревню и удерживала ее всю ночь, под обстрелом вражеских снайперов, артиллерии и небельверферов.
Атака была продолжена на следующее утро в 0800, 23 августа. Противник отступил с позиций, оставив много тел погибших и три сожженных танка Мк. 5.
g. Потери:
KIA – 1 EM
MIA – none
SWA – 5 EM
LWA – 8 EM
LIA – 1 EM"

Комментарии оперативного офицера батальона (S-3) по августовский боям:

"1. В августовских боях ценность 81-мм минометов и взвода штурмовых орудий штабной роты 46-го механизированного пехотного батальона серьезно недооценивалась, и в результате эти системы вооружения не использовались во многих случаях, когда их огонь мог бы оказать существенную поддержку действиям боевой группы. 81-мм минометы при стрельбе «тяжелыми» ОФ-минами оказывают большее разрушающее действие на мораль противника, нежели артиллерийский обстрел с использованием мгновенных взрывателей. 81-мм минометы идеально подходят для уничтожения противотанковых орудий, и для прикрытия огнем быстрых атак пехотного авангарда из головы колонны боевой группы. Опыт боевых действий говорит, что в случае, когда пехота целиком полагается на поддерживающий минометный взвод, пехота наступает в 50 или 75 ярдах от минометного огневого вала, под надежным его прикрытием.
2. В распоряжении боевой группы не существует оружия, способного справится с танком Мк. 6 в нормальных условиях боя, хотя по отчетам гаубичные 105-мм кумулятивные снаряды способны пробить 6,5-дюймовую броневую плиту с 500 ярдов. В г. Мортре один Мк. 6 был уничтожен танкам боевой группы, для чего понадобилось не менее 8 выстрелов 75-мм танковой пушки в двигатель, с дистанции приблизительно 30 ярдов. 75-мм бронебойный снаряд, выпущенный в лобовую плиту Мк.6 с дистанции 75 ярдов оставляет только небольшую выбоину в броне. Наклонную лобовую плиту танков Мк. 5 не прибивает ни 3'' пушка истребителей танков с 1000 ярдов, ни 76-мм танковая пушка с 400 ярдов. Однако, оба указанных орудия способны поразить Мк. 5 при выстрелах в башню, борт или корму корпуса. Таким образом, при встрече с Мк. 5 наши средние танки должны маневрировать и стремиться поразить выстрелом любую часть вражеского танка, кроме лобовой плиты. Танки Мк. 5 и Мк.6 обычно отступают от сосредоточенного артиллерийского обстрела и воздушных атак, а также от агрессивных атак пехоты с использованием реактивных гранатометов. Существует явная необходимость в новых, более тяжелых и лучше вооруженных танках для наших механизированных войск."
t_bone: (олень)
З приводу майбутнього параду.

Загально відомий факт, що свастика складається з чотирьох літер "Г" - відповідно Гітлер, Герінг, Геббельс та Гройсман.
Як можливо бачити на цьому пікті, новий хрест ЗСУ у такий самий спосіб складається із чотирьох "П", що значить Порошенко, Порошенко, Порошенко та Порошенко.

Ось про що треба говорити, а не про якійсь там асфальт.
t_bone: (олень)
Выдержка из AAR 46-го бронепехотного батальона за сентябрь 1944 года.

"Битва за Люксембург, 9 сентября 1944.

Противник.
а. Силы противника перед нашим фронтом определенно были значительны, но отступление на восток определенно нарушило их способности к сопротивлению. Наши войска наткнулись и уничтожили большое количество колонн, прежде чем вступили в контакт с бронетехникой. Не использовалось никакое специальное вооружение. Моральное состояние пленных, преимущественно армян, было крайне низким.
б. Противник не располагал противотанковыми орудиями, и вместо этого использовал танки Мк.5 с поддержкой пехоты для защиты Люксембурга. Противник грамотно использовал пологие склоны холмов и открывал огонь по нашим машинам, как только те показывались на гребнях высот.
в. Противник отступал по дороге, параллельной нашему маршруту наступления. По нему был открыт огонь, но дистанция оказалось слишком велика. Противник использовал небольшой город, пригород Люксембурга, как прикрытие для маневра, и вышел на позицию впереди нас. Позиция удерживалась до тех пор, пока не была сокрушена нашими приданными истребителями танков и поддерживающей авиацией. У противника не было никакой воздушной и артиллерийской поддержки. Во время выдвижения к Люксембургу нами было уничтожено всего 19 телег, 10 грузовиков снабжения, 4 танка Мк.5 и 4 противотанковых орудия.
д. Взято 65 пленных.

Обстоятельства действия.
а. Из материалов допроса предыдущей партии пленных нам было известно, что значительные силы одной из немецких боевых групп продолжают отступать на северо-восток, однако не удалось установить, собирается ли противник продолжать отход либо готовится к обороне.
б. Местное население оказало содействие, и указало несколько вероятно заминированных мест в городе Люксембург.
в. Рельеф холмистый, дороги хорошие, в округе преобладает промышленная застройка.

Ход боя.
а. Приданы, ССА, 5-я танковая дивизия. Штаб в Тон Ле Тиль, Франция. Поддержка: 47-й и 400-й батальоны полевой артиллерии.
б. Задача: наступать на восток и занять город Люксембург. В 0630 9 сентября 1944 наша боевая группа продвинулась по шоссе N50 к точке в двух милях к востоку от г. Витрон, где два ведущих танка М4 из роты "С" 34-го танкового батальона, наткнулись на немецкий снабженческий конвой и уничтожили 6 телег. Второй взвод роты "С", 46-го механизированного пехотного батальона, в пешем строю сопровождал атаку танков второго взвода роты "С" 34-го танкового батальона, в результате которой было уничтожено еще 19 телег и 10 грузовиков снабжения, без потерь оборудования и личного состава с нашей стороны. Боевая группа продолжила марш в 1000 и достигла пригородов Люксембурга в 1500. В это время два танка Мк.5 открыли огонь по колонне с высоты у северной стороны шоссе. Был уничтожен один танк М4. Однако колонна продолжила движение, и ведущий танк уничтожил один из Мк.5 выстрелом в корму. Сразу после этого этот ведущий танк (средний М4, рота "С", 34-й тб) попал под огонь еще трех Мк.5, которые показались на удалении примерно 500 ярдов к востоку. Авангард колонны откатился назад на 100 ярдов и занял полузакрытую позицию за скатом холма. После командирской рекогносцировки было установлено, что четыре вражеских танка Мк.5 оседлали шоссе примерно в 500 ярдах впереди. Два взвода самоходных истребителей танков получили приказ занять выдвинуться на позицию и обстрелять вражеские танки с северо-западной стороны. Во время выдвижения самоходок, танки противника подверглись налету 8 самолетов Р-47, которые обстреляли их из .50 пулеметов, но без всякого эффекта. В дополнение, самолеты также сбросили две 100-фунтовые бомбы, которые также не попали в цель. К 1530 самоходки открыли огонь, но добились попаданий только в лоб, и не смогли уничтожить ни один Мк.5. После чего одиночная САУ М-7 из 400-го полевого артбатальона вышла на открытую огневую позицию, и с прямой наводки подбила одну Пантеру, что заставило остальные танки отступить на запасную позицию. Роте "А" 628-го батальона истребителей танков было приказано осуществить двухсторонний охват и очистить путь. К 2000 самоходки успешно обошли танки с флангов и уничтожили их. К этому времени дневные действия прекратились, и боевая группа остановилась на привал в 2100 в четырех милях к западу от г. Люксембург.
[…]
ж. Потери:
KIA – 2 EM
MIA – None
SWA – 5 EM
LWA – 15 EM
SIA – None
LIA – 5 EM."
t_bone: (олень)
"Основные выводы:
а. САУ более эффективны, чем буксируемые ПТО, фактор эффективности составляет 3 в случае вооружения союзников и 2 для Германии.
б. Германские танки Мк.V и VI более эффективны, чем танки Мк. III и IV; относительно САУ Союзников их фактор эффективности составляет 4 (фактор эффективности определяется как среднее соотношение % потерь САУ Союзников к % потерь германских танков по всей выборке примеров)
в. В танковом бою, для того чтобы шансы были равны, танки союзников должны превосходить числом германские танки на треть или примерно 30%.
г. В столкновении германских танков с ПТО Союзников, для равных шансов буксируемые орудия должны превосходить танки числом в два раза.
д. Средняя эффективная дальность для танка с 17-фунтовой пушкой в столкновении с германским танком примерно в дава раза выше, чем у танка с 75-мм пушкой - 1100 ярдов против 580.
е. В танковом бою средняя эффективная дальность германских танков составляет 1290 ярдов, в то время как танки союзников в среднем эффективны только на дальности в 750 ярдов.
ж. ПТО Союзников, буксируемые и самоходные, эффективны против танков на значительно большей дальности, чем соотв. германские аналоги - 1090 ярдов против 330 для САУ и 870 ярдов против 300 для буксируемых пушек.

з. Анализ 83 изученных столкновений показал, что в 58 случаях выстрелившая первой сторона выиграла бой. В случае когда выстрелившая первой сторона имеет численное превосходство, успех неминуем.
и. В танковом бою потери выигравшей стороны составляют в среднем около 15%, а проигравшей стороны в среднем 63%.
к. Средине потери противотанковых орудий в проигранном оборонительном бою как минимум на 50% превышают потери САУ, и составляют в среднем 83% (последняя цифра неразборчива), в то время как их средние потери в успешном оборонительном бою составляют 15% для буксируемых ПТО и 12,5% для САУ."

Tank Battle Analysis, november 1946
https://yadi.sk/i/8iNkTXmVqeuui

Стоит ли говорить, что я счастлив как слон. Продолжаю изучение.
t_bone: (олень)
"Рота "А" без второго взвода и секции обслуживания, приданная 3-му батальону 119 пехотного полка, вошла в Стумон около 18:00 18 декабря 1944 года. К этому времени через вечернюю темноту и слабое освещение было замечено неизвестное количество вражеской бронетехники, моторы урчали на расстоянии около 1200 ярдов к юго-востоку от города. Немедленно была проведена разведка ОП для орудий, и оба взвода, первый лейтенанта Томаса Спрингфилда, третий лейтенанта WARD (?) Джекобсона, разместились на позициях к востоку, югу, и западу от города, как показано на схеме ниже. Две полосы противотанковых мин было установлено в качестве срочной меры перед позициями пехоты на дороге в Ла Глез.

Примерно в 23:00 немцы послали автомобиль на запад к нашему минному полю, вдоль дороги ведущей в Стумон. Автомобиль продвинулся практически до первого пояса мин, остановился и поехал обратно без всяких повреждений. Около 02:30 утром 19 декабря этот маневр был повторен, но в этот раз автомобиль, джип, наехал на мину и был уничтожен.

Около 05:00 немецкая бронетехника с танком Мк.V впереди с сопровождением пехоты атаковали Стумон. К сумеркам раннего утра добавился густой туман, поэтому было невозможно разглядеть цели через телескопический прицел 3" орудий. Мы запросили пехоту осветить поле осветительными зарядами из миномета, но запрос был отклонен. В сопровождении пехоты ведущий танк продвинулся по главной дороге в Стумон до первой полосы минного заграждения, затем танкисты стали расчищать путь с помощью фонариков. Рядовой Санчез бросил в этих немцев ручную гранату, те ответили огнем автоматического оружия, отогнав рядового Бринкоттера от .30 пулемета из которого он только открыл огонь и легко ранив его. Затем танк продвинулся через мины и обошел орудие №1 справа, так что орудие не могло ни стрелять по танку, ни сменить позицию на более выгодную. Расчет был вынужден отступить. Танк продолжил атаку, свернул с дороги на север, а позже развернулся на запад и пошел вдоль главной дороги, да тех пор пока орудие №2 было фланкировано и расчет тоже отступил. К этому времени орудие №3 разместилось так, что могло обстреливать главный перекресток, а орудие №5 переместилось на запасную позицию, откуда могло обстреливать северную часть главной дороги и перекресток. Мк.V вернулся на дорогу и медленно поехал по нему на запад, пока не достиг перекрестка, где танк стала обстреливать 3" пушка. Никакого повреждения танку огонь не нанес, так как все снаряда рикошетировали от лобовой детали. После чего танк открыл огонь из пулеметов и 75-мм ОФС, и выбил орудие №3. К 07:30 видимость улучшилась и танк продвинулся вперед, войдя в сектор обстрела орудия №5 и 90-мм зенитки расположенной на правом фланге. Оба орудия открыли огонь, и танк загорелся.

К этому времени вражеская бронетехника покинула главную дорогу и обходила город с юга и севера. Вражеская пехота обстреливала орудие №4 и расчет из стрелкового оружия, чем вынудила расчет покинуть орудие. Орудие №6 вступило в перестрелку и задержала вражескую пехоту на некоторое время, но потом у юго-западного угла кладбища внезапно появился немецкий танк и выбил орудие одним выстрелом. Этот танк продолжил двигаться на запад между позициями орудий №6 и 7, чем фланкировал и обошел сзади орудия №7 и №8, которые не могли развернуться кругом и защитить себя.

На протяжении всего сражения танки и крупнокалиберные штурмовые орудия вели чувствительный огонь. После того, как все противотанковые орудия были нейтрализованы и наша пехота покинула город около 09:30, мы получили приказ отступать на всех способных передвигаться машинах."


Все помнят, кто атаковал этот самый Стумон? Прекрасная иллюстрация, почему буксируемые ПТ-орудия малополезны.
t_bone: (олень)
Как это часто бывает, ищешь одно, а находишь совершенно другое.


"Применение ракетных установок Т-34, установленных на танке М4 с 75-мм пушкой:
а. Опрос пленных, захваченных тремя боевыми группами 80й пд показывает, что это оружие намного эффективнее своих немецких или русских аналогов из-за повышенного количества осколков и способности осколков пробивать легкие перекрытия. Потрясающее количество огня, сконцентрированное в такие короткие промежутки времени (20-30 секунд) несет серьезный угнетающий эффект на мораль, известный как "убеждение к сдаче" [surrender persuasion].
б. Все стрельбы из этого оружия, из-за серьезных проблем с поступлением боеприпасов, велись с прямой поддержкой центров управления огнем полевой артиллерии (FDC). Для этого установки выдвигали вперед насколько возможно (для бронетехники) на заранее расчитанные огневые позиции, а график открытия огня был предусмотрен в плане огня полевой артиллерии. Установки пристреливались одиночным выстрелом и открывали огонь по командам FDC.
в. Несмотря на то, что размещение этих установок на танках М4 является нежелательным, ценность ракетного залпа и его огневая мощь полностью осознается всем использующим и поддерживающим личным составом.
г. Мелкие механические неполадки легко устраняются, и использующие это оружие расчет лучше понимают оружие.
д. Невозможность использовать танк в качестве боевой машины из-за затрудненного сброса становки серьезно гнетет танковых командиров. Батальон имеет один взвод в каждой роте, оснащенный этими установками".
"Рекомендации: Рактеные установки Т-34 устанавливать на легких танках М5А1 вместо средних танков М4". (AAR, январь 1945)

"Тринадцать ракетных установок Т-34 были получены и установлены на танки М4. В дополнение к этому одна модифицированная установка размещена на легком танке М5. Эта боевая машина еще не вернулась в строй.
а. Установки распределены как 4, 4, 5 между ротами средних танков.
б. Удовлетворительная схема применения установок разработана совместно батальоном и пехотной дивизией. Она предусматривает выделение целей (площадью 500х600 ярдов) по выбору команира пехотной боевой группы, огневые позиции выбираются танкистами и утверждаются полевой артиллерией. Ракеты выстреливаются по запросу пехоты, при этом безопасные удаления собственных войск проверяются FDC дивизионной артиллерии.
в. Было выпущено более 3000 ракет по разным типам целей на разной местности с великолепными результатами. Все залпы содержали 50% ракет со сверх-быстрым взрывателем, и 50% с задержкой подрыва.
г. С накоплением практического опыта процент неудачных запусков упал примерно до 3% из залпа.
д. Поступление и переустановка ракет является серьезной проблемой, этот фактор влияет на выбор огневых позиций.
е. Максимальная наблюдаемая дальность стрельбы составляет 4600 ярдов.
ж. Батальон и командиры поддерживаемых пехотных полков крайне ценят ракеты. Опрос пленных показывает, что у немцев складывается противоположное мнение.
з. Несмотря на то, что сокращение боевого состава батальона пока приемлимо, мы считаем, что в отдельном танковом батальоне, приданном пехотной дивизии этот фактор может быть нивелирован размещением ракетнх установок на легких танках М5, и приданием вооруженных таких образом взводов каждой роте средних танков.
и. Т-34 не пригоден в качестве оружия непосредственной поддежки в городах и лесах." (AAR, февраль 1945).


Бонусом разные выдержки на тему вооружения:

Боеприпасы:
"Осветительные боеприпасы для 81-мм минометов и танковых двухдюймовых минометов* крайне желательны для использование во время ночных атак на позиции противника и отражение вражеских контратак."
* Вообще это английское снаряжение. Я и не подозревал, что его использовали американцы.
"75-мм и 76-мм шрапнельные снаряды крайне желательны для применения в лесах и на открыой местности".
"Снаряды с белым фосфором должны заменить дымовые снаряды, имеющиеся на руках в данный момент"
"Все танки должны быть оснащены легко монтируемыми укладками первой очереди, содержащими не менее 15 выстрелов".

Танковые орудия:
"75-мм пушка танков М4 имеет недостаточную начальную скорость снаряда для пробития вражеских танков, даже на коротких дистанциях, и должна быть заменена на 76-мм или 90-мм орудие." (Ноябрь 1944)
"76-мм пушки танков М4: необходимо уменьшение дульной вспышки, что позволит командирам танков наблюдать попадание. Желательно улучшение дульных тормозов уже имеющихся орудий в качестве временной меры".

Пулеметы:
"Зенитная турель: зенитные турели на всех танках должны иметь легкий пулемет 0.30 калибра вместо крупнокалиберного пулемета 0.50 калибра, положенного по штату".
"Имеются различные мнения насчет пригодности или желательности пулеметов 0.50 калибра в качестве спаренных и зенитных. Похоже, что для пристрелочных целей 0.50 пулемет подходит лучше 0.30, однако, принимая во внимание необходимость беречь боеприпасы, а также достпуное в укладках место под боекомплект, пулемет 0.30 калибра более желателен."
-------
По впечатлению: крайне специфическая часть. В первый раз вижу, чтобы AAR начиналиь с требуемых изменений в TO&E. Вопросам снабжения, вплоть до распределения сигарет, пропорций использованных рационов и проблеме со стиркой танковой формы уделено в разы больше места, чем боевой деятельности.
Из интересного: батальон предлагал выкинуть штатные роты легких танков, и заменить их на 12-ти орудийные роты противотанковых самоходок. Хотел перевооружить разведвзвод и штабную секцию с БТР М3 на бронеавтомобили М8. И не меньше трех танковых бульдозеров на роту.
t_bone: (олень)
Вот такую полезную штуку нашел. Для диванных экспертов, вроде меня, самое то. Русский перевод нужен кому или итак все понятно?
Источник: "Sherman Tank: Rare Photographs from Wartime Archives" by Gavin Birch

MODEL M4

Featured welded hull, cast turret, and 75mm gun in an M34 gun mount. Vision slots were fitted into front hull. Differential (transmission) housing was three part, bolted together. The earliest examples, after standardization in October 1941 had the track return rollers mounted at the top centre on the bogies. Engine mounted was the Continental R975 9 Cylinder Radial. Production continued until January, 1944 and later models had the 75mm gun mounted in the M34A1 gun mount. The later M4’s also had the three piece differential cover replaced by the sharp nosed design manufactured as a one piece casting. Therefore later M4’s are often misidentified as M4A2 variants. Sand shields were factory fitted on the M4.

MODEL M4A1

Two months after the standardization of the M4 in 1941 came the M4A1 which featured a curved cast hull to lessen the impact of direct hits after testing raised concern. The first Sherman accepted into British Service ‘Michael’ was an example of this model and is illustrated in this book. It used the three piece bolted differential cover and also direct vision slots in the front of the hull. These did not rotate, hence ‘direct’ vision slot - front view only. The 75mm gun was again mounted in the M34 mount. Track return rollers were centred atop the bogies on early models and there were ports cut in the front of the hull to allow the bow mounting of two fixed .30 calibre machine guns. These were later sealed and deleted by end of 1941. The engine used was the Continental R975 Radial engine. Later production models rolled off the line with track return rollers moved to the rear of the bogies, a cast one piece rounded diff cover and appliqué armour neatly welded to the turret and hull sides for added protection of ammunition compartments within. Field applied additional armour plate usually has a much rougher welded seam where it had been applied to the hull. Some were factory fitted with gun travelling locks attached at the front of the hull.

MODEL M4A2

Also standardized in December of 1941 this model had a welded hull with a cast turret and looked similar to an M4. Power to propel the tank was provided by the twin General Motors 6-71 Diesel engines. Earliest production tanks had the 75mm M3 in an M34 mount with vision slots for driver and co-driver. Differential cover was of the three piece bolted type and it still retained the twin fixed .30 machine guns mounted in the bow. The track return rollers were centred atop the bogies. Later versions of the M4A2 used the return rollers mounted at the rear of the bogies. Complicating identification, some early models used the one piece differential cover too, and later models of the M4A2 used this cover exclusively. 75mm guns were later mounted in the M34A1 redesigned mount and appliqué armour was added. Plates were welded onto the hull as hatch guards, especially in front of the driver’s position on what has become known as the driver’s hood. Gun travelling locks were fitted, and sand shields, at the factory although did not last long in the field. Battlefield travel soon tore off various components of the bolt together sand shield, which was made of much thinner steel than the armoured hull. The very late model of the M4A2 used the 47 degree hull front armour plate, which produced a distinctive silhouette rising to the driver’s/ co-driver’s positions. Enlarged doors for the driver and co driver were added in this later production. The diff cover used on these very late production models was of the sharp nose type only. The best way to identify this variant is by looking at the rear deck layout as the diesel engined M4A2’s had a distinctive access hatch layout, of course not every photograph affords this opportunity!

Read more... )
t_bone: (T-Bone)
Достаточно объемное письмо с подробностями об опыте эксплуатации М4А3Е8. Со времени предыдущего отчета прошел год, из состава батальона исчезли М26, легкотанковая рота имеет на вооружении М24.
Коротко подробности:

1. Несмотря на замечательную работу танка М4А3Е8, он нуждается в серьезных улучшениях. Главные проблемы - склонность к потере гусениц при движении по косогору и при резких поворотах ("требуется высокий уровень навыков механика-водителя чтобы не потерять гусеницу даже при простом движении по типичному для Кореи рельефу"), общая тенденция к быстрому ослаблению натяжения гусеницы, а также недостаточная механическая прочность траков и подвески при подрыве на минах.
2. Вооружение танка неадекватно с точки зрения тактики. 76-мм пушка значительно уступает по весу наряда и разрушительному эффекту 90-мм, и недостаточна для уверенного поражения типичных целей - массивных дерево-земляных сооружений.
3. В дополнение к основному орудию танку необходимы несколько пулеметов с круговым сектором обстрела. Имеющаяся установка пулемета .50 калибра вынуждает стрелка покинуть башню для ведения огня, поэтому должна быть заменена. В дополнении к спаренному и курсовому пулеметам .30 калибра, необходим еще один, установленный перед люком командира танка.
4. Двигатель и силовая передача танка работают хорошо
page1
Read more... )

PS За июль-октябрь 1951-го батальон потерял
12 танков М4 и 3 БРЭМ М32 от воздействия противника, из них:
9 танков подорвались на минах, 1 сгорел 'after having been over-run', 2 застряди в грязи на территории противника и брошены
1 БРЭМ подорвалась на мине, 2 застряли в грязи и брошены.
Людские потери составили 3 убитых и 48 раненных.
t_bone: (олень)

Результаты обстрела Churchill VII, с дополнительным бронированием до 235 мм корпуса и башни, из германской 128-мм противотанковой пушки с дистанции 100 ярдов. Два выстрела в корпус не достигли пробития, хотя разорвали множество сварных швов и раздробили дополнительную бронеплиту. Единственное попадание в башню полностью разорвало внешнюю плиту, сместило башню с погона и сорвало с креплений внутреннее оборудование башни, люки и комбашенку, хотя опять же фактически не достигло бронепробития.
Два подопытных кролика благополучно пережили все три попадания, будучи внутри танка.

Ах да, источник: David Fletcher, Mr.Churchill's Tanks - The British Infantry Tank Mark IV. Прекрасный пример а) одновременного раскрытия тем конструирования, производства и эксплуатации под одной обложкой и б) всесторонней критики процесса строительства танковых войск победившей стороны, просто для объективности подхода.
t_bone: (олень)
После подробной статистики подбитых в Нормандии машин панцерваффе (подробнее здесь и здесь) логично будет показать собранные данные по самому массовому танку союзников - М4 Шерман. Источник тот же, танки из состава Второй английской армии, подбитые во временном промежутке от 6.06 до 10.07.1944, как восстановленные, так и безвозвратно потерянные.


Теперь будет немного ОВМ.

Как правило, обычная интернет дискуссия вокруг поражаемости танков - так называемый "пробоесрач" - происходит вокруг хорошо известных тяжелых машин с выдающимися характеристиками, вроде "возьмет ли ягдтигр ИС-3", или с "какой дистанции ЗиС-2 продырявит Пантеру". Мощные, монструозные орудия и тяжелые танки завершающего периода войны красиво смотрятся на фотографиях в залах музеев, и надежно вытесняют все остальное из разума зрителя.
Однако к реальной работе ПТО это имеет очень опосредованное отношение.
75-мм орудие PaK 40 поступило на вооружение Вермахта в апреле 1942 года, и уже к началу 1943-го стало основой немецких противотанковых подразделений. Объемы его выпуска постоянно нарастали, и к концу войны с серией в 23 тысячи штук PaK-40 стала самой массовой противотанковой пушкой Германии. Оно не заслужило такой же грозной славы, как 88-мм зенитки, но применялись гораздо шире, и в большинстве случаев наступающие советские, американские и английские танки встречал именно огонь 75-миллиметровок.
Как видно из собранных англичанами данных, бронирование Шермана - второго самого массового танк коалиции практически не защищала от этого огня. Больше половины танков поражалось первым же выстрелом, и 70% сгорало от полученных попаданий. Еще следует помнить, что лучшей защитой не обладали ни Т-34, ни британский Кромвель. Фактически с 1943-го и по самый конец войны немецкая противотанковая оборона имела орудия, способные эффективно поражать средние танки на всех фронтах.
При этом у экипажей немецких Пантер шансы пережить обстрел ПТО союзников, особенно с лобовой проекции, были существенно лучше. Один этот факт уже оправдывает смену модели основного танка. Остается только сожалеть, что создать средние танки, способные выключить из игры немецкие 75-мм союзникам удалось только под конец войны.
t_bone: (олень)
Продолжаем раскапывать статистические исследования англичан - в этот раз тему поражающей способности бронебойных снарядов. Вводная часть параграфа гласит:
"Поскольку наши войска часто практикуют расстрел уже подбитых вражеских машин, детальный анализ возможен только в случаях, когда наблюдатели смогли опросить орудийный расчет либо экипаж танка, которые вели огонь. Поражение рассматривается только тогда, когда полученные сведения совпадают с остальными доказательствами. Этим новым критериям соответствуют следующие ситуации:
Mk.IV - 5 случаев
Mk.V - 22 случаев
Mk.IV - 5 случаев".

То есть выборка небольшая, поэтому применять результаты ее анализа в большем масштабе надо с осторожностью. С другой стороны, достоверность имеющихся данных достаточно высокая.

Осмотренные поражения распределяются по калибрам таким образом:

APCBC - стандартный бронебойный остроголовый снаряд с баллистическим наконечником, D.S. (от Discarding sabot) - подкалиберный бронебойный с отделяющимся поддоном. С учетом того, что английская шестифунтовая противотанковая пушка (под индексом M1), была в 1944-м основой буксируемой ПТА США, перечисленные орудия можно считать типичными для обоих секторов плацдарма в Нормандии. Разве что в распоряжении американцев не имелось 17-фунтовок.

Теперь интереснее. Посмотрим как распределились попадания по осмотренным "Пантерам": )
t_bone: (олень)
Нашел полный текст отчета исследовательской группы при 21-й группе армий (The Work of №2 Operational Research Section with 21 Army Group, June 1944 - July 1945). Много интересной статистики по самым разным вопросам, малоизвестной русскоязычному читателю, так что наиболее сочные куски обязательно буду выкладывать. Начну, само собой, с любимой темы - забитые панцеры.

Статистика разбита на два временных этапа, 6 июня-7 августа 44-го, и 8-31 августа 44-го. В первом периоде группа осмотрела 110 танков из английского и части американского сектора севернее Карентана, во втором периоде осмотрены 223 танка только из английского сектора, на площади от Фалезского котла до реки Сена. Именно эти цифры в урезанном виде цитирует Йентц во втором томе Panzertruppen.

Первый этап: позиционные бои за плацдарм
Причина уничтожения танка
количество
Итого (%)
Мk.VI Мk.V Мk.IV
Бронебойные выстрелы 7 36 10 53* (48%)
Кумулятивные заряды 7 1 8 (7%)
ОФ выстрелы артиллерии 7** 2 9 (8%)
Мины 1 1 (1%)
Авиационные ракеты 6 1 7 (6%)
Авиационные орудия 2 1 3 (3%)
Бомбы
Уничтожен экипажем 6 1 7 (6%)
Брошен 3 1 4 (4%)
Не определено 1 13*** 2 18 (17%)
итого 8 82 20 110 (100%)

* некоторое количество из них могло быть брошено, прежде чем были обстреляны и подбиты
** 4 из них подбиты пятью пятидюймовыми орудиями в одном эпизоде
*** 5 из них с пробоинами от бронебойных и кумулятивных снарядов без указаний на первопричину уничтожения.

Второй этап: прорыв и преследование
Причина уничтожения танка количество
Итого (% к общему)
Мk.VI Мk.V Мk.IV Mk.III
Бронебойные выстрелы 1 11 11 24 (11%)
Кумулятивные заряды 1 1 (0,4%)
ОФ выстрелы артиллерии 1 3 4 (2%)
Мины
Авиационные ракеты 2 5 7 (3%)
Авиационные орудия 1 1 (0,4%)
Бомбы 2 2 (1%)
Уничтожен экипажем 20 44 41 3 108 (48%)
Брошен 6 30 27 63 (28%)
Не определено 6 7 13 (6%)
итого 8 82 20 110 224 (100%)

Очень наглядная иллюстрация, насколько губительно сказывается отступление на материальной части любой армии. Обращает на себя внимание разве что методичность работ по подрыву оставленной техники: количество уничтоженных экипажами машин в полтора раза превышает количество просто брошенных.
t_bone: (олень)
4. Потери личного состава.
Всего в ходе "Айсберга" батальон потерял (в скобках потери танковых экипажей от действий противника):
Убитыми - 30 (8)
Раненными и госпитализированными - 86 (31)
Пропало без вести - 1
Из числа убитых причиной смерти стали: в 60% случаев осколочные ранения, в 23% - ожоги, в 10% - огнестрельные раны, и в 7% случаев - подрывы на минах.
Аналогично для раненных: 50% - осколочные ранения, 12% - огнестрельные раны, 8% - ожоги, 2% - штыковые удары, 3% - контузии, 21% - подрывы на минах, 3% - подрывные заряды.

5. Расход ГСМ:

Считая на 70 дней боевой активности из 83 трех дней операции, среднесуточный расход основного 80-ти октанового топлива составляет 820 галлонов. Напомню, что объем топливных баков танка М4А3 - 146 галлонов.
Кстати, указанное количество дней боевой активности позволяет немного скорректировать среднесуточный расход боеприпасов:

  • 75 мм пушки на 54 средних танках М4 - 13 выстрелов на танк в день

  • 37 мм пушки на 17 легких танках М5 - 7,6 выстрелов на танк в день,

  • 105 мм гаубицы на 8 штурмовых орудиях - 16,5 выстрелов на танк в день.

В принципе, этот показатель все равно остается средней температурой по больнице, поскольку тут не учтены, ни разница в активности боевых рот, ни снижения количества боеготовых машин из-за получаемых повреждений. Но с помощью него можно получить некоторое представление о том шквале огня, который обрушивался на японские позиции. Прокладывая дорогу пехоте "Шерманы" мало ездили, но очень много стреляли.

Ну и совсем напоследок - список деталей, использованных при ремонте танков М4А3.

Profile

t_bone: (Default)
T-Bone

May 2017

S M T W T F S
  1 2 3 4 56
7891011 12 13
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:48 am
Powered by Dreamwidth Studios