t_bone: (Default)


Вот поэтому нельзя врать и натягивать сову на глобус даже в мелочах. А некомпетентность - штука не менее токсичная, чем ложь.
Надо все-таки браться за текст по информационным операциям.
t_bone: (олень_два)
Итоги подведем.


Последние 6,5к символов из последней сюжетной главы Hill 781 сегодня переменили облик с латиницы на кириллицу. Итоговый объем документа разросся до 242к, что почти соответствует изначальным расчетам. Хвостом остался еще четырехстраничный эпилог, но это уже мелочи.
В целом Тибончик зарекся перевести Хилл 781 до НГ, и Тибончик зарок выполнил.
Настало время расставить кое-какие точки над ё.

Я всегда стоял, и буду стоять на позиции, что исторические источники должны быть максимально открытыми и доступными для читателей. Не имеет значения, что массовый читатель первичку либо не станет искать, либо не поймет, либо неверно интерпретирует. Не имеет значения, что круг потребителей ограничен по большому счету, тысячами (если не сотнями), и в большой схеме событий ничего не решает. Любое знание лучше незнания. Единица лучше ноля.
Именно поэтому меня никогда не еб беспокоило, утаскивает кто-то мои переводы или нет. Исходные данные, то есть первичка, мне все равно не принадлежат, и как правило, лежат в открытом доступе. В процессе перевода я делаю то, что мне интересно плюс повышаю языковые скиллы (довольно ограниченные). Так что в этой ситуации я ничего не теряю. С другой стороны, мои тексты без подписи утягивают как правило в такие места, где я и сам светится бы побрезговал.
Однако при этом, при переводе Хилл 781 я от этих принципов немного отошел. В давние дивные времена, когда я заводил блог, меня читало 2,5 человека, и все они были достойными и проверенными идальго. Теперь меня читает 3,5 человека, и новоприбывшие частенько меня нихрена не радуют. Какие-то коммунисты, социалисты, красные квадратики, одесские партизаны и прочие любители крепкой руки и мощного стержня. Мне влом работать для такой публики.
Потому Хилл 781 начиная емнип с третьей главы я от массовой публики закрыл, оставив доступ только для четырех десятков проверенных идальго, соотечественников и немногих людей, чью точку зрения я уважаю несмотря на.

При этом существует вероятность, что я мог выплеснуть ребенка вместе с водой.
Ежели я вдруг кого из хороших людей забыл (а такое возможно), то маякните как-нибудь.

Также, если вы имеете какое-то отношение к ВСУ, и текст Хилл 781 вам нужен, полезен, или просто интересен – дайте знать, тут же урегулируем. Якщо це треба армії, то буде виконано.


Вопрос второй - Разное. Мне еще предстоит перевод хвоста, и нифиговая работа по редактуре (кстати, есть ли желающие поучавствовать?), а потом на носу НГ и мне, аки юрию венедиктовичу, отдохнуть бы надо, но пора строить планы на будущее. Есть такие варианты:

1. The Rise, Fall, & Rebirth of The 'Emma Gees' – серия статей в Инфантри Джорнал, посвященная характеристикам, боевым возможностям и задачам пулеметов со времен ПВМ по 80-е годы. Рассказ идет в виде вымышленного сюжета. Сам я пока ее не читал, но достойные люди говорят, что вещь стоящая.

2. Интерактивная книжка-раскраска про действия танкового взвода - Armor Attacks: The Tank Platoon - An Interactive Exercise in Small-Unit Tactics and Leadership. Опять же, знающие люди говорят, что самая слабая из книг полковника Антала. Но я люблю мехвойска.

3. Доминирование в Домене Даффера – информационные операции в современной войне. Жутко интересное и нужное эссе, но к нему сноски надо будет писать абзацами.

4. Есть ворох рапортов, обзоров и Lessons Learned по ВС США в 2000-х в Ираке. Например, по практике действий механизированной пехоты при зачистке Фаллуджи.

5. Что-то еще.

6. Хватит переводами страдать, сам пиши.
t_bone: (олень)
...или, миль пардон, проблематика милитари-моэты.

Очень толковая статья, разбирающая службу женщин в рядах АОИ в свете ряда физиологических и организационных проблем, которые порождает такое использование. Несмотря на то, что автор честно подчеркивает исключительно частный характер своего разбора, некоторые приводимые им цифры и статистика очень интересны и в большой картине событий.
http://david-2.livejournal.com/451423.html
http://david-2.livejournal.com/451797.html
----------------------------

"Согласно этим исследованиям, средний рост женщин на 12 см ниже среднего у мужчин, средний вес на 10 кг меньше, мышечная масса в среднем на 20 кг меньше. В процентах общая масса женщины в среднем на 20% меньше, чем у мужчин, масса мышц и скелета на 40-45% меньше, жировая масса на 20-25% больше. Масса без жира на сантиметр роста – 0.36 кг у мужчин, 0.26 кг у женщин. Величина мышечных волокон у женщин на 35% меньше, количество волокон – на 14% меньше. Мышечная масса верхней части тела у женщин на 50% меньше, чем у мужчин, нижней части – на 30%. Соответственно сила мышц у женщин по изометрическим измерениям это 50% в верхней части и 65% в нижней части, относительно мужчин. Площадь разреза плечевой кости у женщин на 25-35% меньше, бедренной кости – на 15% меньше. Площадь и объем позвонков на 25-30% ниже. Строение ног и таза – у женщин короче шаг, согласно исследованиям с повышением носимой нагрузки женщины, в отличие от мужчин, укорачивают шаг еще больше, увеличивают длительность времени, когда обе ноги на земле и т.д., в целом при ходьбе увеличенная кинетическая нагрузка, что является одной из причин повышенного травматизма. У женщин также кости голени на 12% тоньше и на 42% ниже сопротивление скручиванию."

"После многолетних исследований в 2008 командованием сухопутных сил были установлены следующие ограничения физических нагрузок (выборка):

Марш-бросок (полная выкладка – оружие и разгрузочный жилет), скорость:

Обычный - мужчины до 6 км/ч, женщины до 5 км/ч.
Ускоренный – мужчины до 7-8 км/ч, женщины до 6-7 км/ч.
С носилками – мужчины до 4 км/ч, женщины до 3 км/ч.

Марш-бросок, максимальное расстояние:

К концу КМБ уровня 03, 8 недель:
Обычный – мужчины 14 км, женщины 9 км.
Ускоренный – не проводится.
С носилками: мужчины 4 км, женщины 2 км.

К концу КМБ уровня 05, 16 недель:
Обычный – мужчины 56 км, женщины 37 км.
Ускоренный – мужчины 24 км, женщины 18 км.
С носилками: мужчины 12 км, женщины 9 км."
------------------------------
t_bone: (олень)
Считайте это тизером для тех лентяев, кто уже увидел этот текст, но еще не собрался прочитать. Первый сон традиционно очень провальный и короткий, по контенту и активности ГГ это примерно 15% максимум.
Теперь: я не буду переводить этот текст дальше. Не потому, что он особенно тяжело написан (на троечку с плюсом по литературности, так жем), и не потому, что сейчас меня по вечерам хватает только на чаек и киношку.
Главная причина - я не владею предметом и нужной терминологией в достаточной мере. В "Обороне вади Даффера" была похожая проблема, но здесь она просто стоит в полный двадцатиметровый рост, как линейный титан. Концепция информационной войны, ее методологии и средств, которыми она ведется, просто-напросто еще не просочились в массовое сознание.

-------

Взирая на напряженную работу офицеров штаба экспедиционной группировки Корпуса морской пехоты (ЭГКМП), многие из которых были моими знакомыми и приятелями, я чувствовал тоску. ЭГКМП готовился к амфибийной высадке на побережье Централии, так что планирование шло полным ходом. Нам предстояло выполнить гуманитарную операцию и оказать помощь пострадавшим от массивного наводнения, что затронуло прибрежные области страны. Кроме того, нам предстояло сотрудничать с местными вооруженными силами в деле отражения возможной агрессии со стороны соседней нации, Монтании. Гуманитирный кризис в Централии мог оказаться для монтанийцев долгожданным поводом для действий: они угрожали выступить на защиту этнических монтанийцев от воображаемых притеснений со стороны централийских властей, хотя на деле это было лишь оправдание для захвата куска земли.

Штаб провел несколько дней, с головой погруженный в дела и заботы – офицеры лихорадочно работали и едва успевали спать, составляя планы маневров, картину обстановки района действий, план координации огня и тому подобное. Я же, в свою очередь, ощущал себя слегка виноватым. ИО (информационные операции) как-то не попали в список командирских приоритетов – фактически, раздел 3 дополнения С (Appendix 3 to Annex C – information Warfare of PLANNING FORMATS AND GUIDANCE) целиком написал я – думаю, начальник группы оперативного планирования очень удивился такой инициативе. Честно говоря, это было не так уж и сложно. Я получил квалификацию на десятидневных курсах продвинутого уровня для офицеров по информационным операциям в масштабах экспедиционной общевойсковой группы КМП, так что если кто и имел нужную подготовку для задачи, то это был я. Правда, документ получился не самым подробным. Можно сказать, я просто скопировал раздел с разведданными о противнике из дополнения В, характеристика дружественных сил получилась слегка умозрительной, а суть поддержки со стороны ИО уложилась в один параграф, без разбиения на фазы. Но при этом раздел был прекрасно оформлен, и перечислял все нужные задачи: мероприятия по маскировке, радиоэлектронную борьбу, контрразведывательные мероприятия, ИОВД (информационное обеспечение военных действий) и так далее. (MISO are planned operations to convey selected information and indicators to foreign audiences to influence their emotions, motives, objective reasoning, and ultimately the behavior of foreign governments, organizations, groups, and individuals in a manner favorable to the originator’s objectives, Joint Publication 3-13.2 Military Information Support Operations December 2011). Все смотрелось очень профессиональною

Покончив с разделом, я обнаружил, что у меня осталось уйма свободного времени на подготовку к шоу. Лишь только моряки высадятся на берег, мне предстоит куча работы по координированию, консультированию, налаживанию взаимодействия и прочему, так что я решил не терять момент, и поел хорошей китайской еды, покачался в спортзале и подцепил подружку для койки – ну знаете, чтобы привести себя в форму. Но как только пробил час-Ч дня-Д, я с остальными офицерами штаба нетерпеливо ожидал докладов от авангарда ЭГКМП, что высадился на берег и начал продвижение вглубь страны.

Местные приливы заставили нас провести высадку на закате. Вдруг поступил доклад о сопротивлении, и штаб охватило возбуждение. Разведка, проведенная две ночи тому назад, обнаружила на берегу комплекс зданий; тогда он стоял пустым, но во время высадки из этих зданий раздалась стрельба и выстрелы ракет. Разведка предполагала возможное присутствие местных вооруженных про-монтанийских экстремистов, так что морпехи отреагировали быстро и жестко. Огонь прямой наводкой из турельных пулеметов в сочетании с минометным обстрелом загнал противника в классическую вилку решений, и сопротивление прекратилось почти мгновенно. За дверями центра боевого управления офицеры обменивались довольными ухмылками.

Ухмылки исчезли, как только пришли новые доклады. Мое сердце замерло от отчаяния: морпехи обыскали здания и обнаружили, что только что расстреляли свадьбу – стрельба и «выстрелы ракет» на самом деле оказались шумом хлопушек и фейерверков. Рапорты поступали один за другим – двое убитых; нет, трое убитых. Окончательный подсчет жертв насчитывал пять убитых местных жителей, из них трое детей, убитых на месте одной минометной миной. Как минимум 19 других было ранено, некоторые сбежали с места событий. Как же мы – как же я! – мог упустить из виду организацию взаимодействия с гражданскими властями, как же получилось так, что все головы, занятые подготовкой к высадке, готовили планы перемещений войск и боевого охранения для вторжения, и никто не подумал о том эффекте, что окажет наше появление на информационную среду. От понимая неизбежного у меня разболелся живот. Именно мне была поручена эта задача; именно мне следовало думать о том, как информация влияет на моральные и ментальные, а не только на физические аспекты военных действий. Мне следовало предвидеть, как информация может посодействовать или затруднить нашу операцию, и я должен был требовать от других учитывать эти соображения. Я провалился полностью.

Минула долгая и тяжелая ночь, но наступивший день был еще ужаснее. ВВС и другие новостные службы постоянно передавали в эфир все новые устрашающие подробности. Местный губернатор округа выступил с заявлением, осуждающим «жестокое убийство миролюбивых людей» в своем округе, и назвал произошедшее атакой со стороны централийского правительства. Широко разошлись сделанная на телефон съемка с места «свадебной бойни» (так теперь называли это событие). Чаще всего встречались кадры с рыдающей и всхлипывающей матерью, она стояла на коленях и баюкала разорванное тело своего ребенка; охваченная горем, она качалась взад вперед, а ее одежду и руки покрывала кровь.

Эта картина преследовала меня постоянно – женщина с детским телом на руках, в криках которой звучало чистое отчаяние. Были и другие последствия, что веще больше осложнили нашу операцию. Местная экстремистская группа, Истина, смогла немедленно запустить очень удачную пропагандистскую кампанию, используя свадебную бойню как доказательство притеснений этнических монтанийцев со стороны правительства Централии, и обвиняя американцев в том, что они поддерживают этот геноцид. Международное осуждение росло, и мы были вынуждены отозвать войска, как раз в тот момент, когда партизанская активность набрала обороты, а армия Монтании сосредоточилась у границ. Не прошло и четырех часов с момента, как мы погрузились на корабли, как монтанийский механизированный батальон вошел на территорию Централии, чтобы установить зону «справедливости и защиты для национальных меньшинств» в округе. Международные (и наши собственные) политики крайне плохо отзывались о нашем вмешательстве и о Корпусе Морской Пехоты США, так что вторжение монтанийцев в основном восприняли как оправданный акт.

Несмотря на эту череду провалов – а теперь я со всей остротой осознавал всю полноту стратегических последствий нашей, нет, моей ошибки – ничто не могло стереть из моей памяти образ коленопреклоненной женщины, с головы до ног покрытой кровью собственного ребенка. На прогулке, за обедом или во сне она появлялась передо мной, рыдая и качаясь взад вперед. То были самые ужасные недели в моей жизни, но самым мучительным моментом стало ожидание у командирской каюты, в то время как начальник оперотдела получал разнос. Слов я не слышал, однако гневный голос, доносившийся из-за переборки, оставлял мало надежд на благополучный исход. Затем пришел мой черед. Не помню, что именно говорил мне командир. Я стоял по стойке смирно так долго, что начал терять равновесие – палуба будто качалась на 45° во все стороны, пока я стоял и неподвижно смотрел прямо перед собой. Под конец он сказал, что тоже несет ответственность, и его тоже скорее всего отстранят от командования, «но знаешь что, сынок? Я бы не доверил тебе даже собирать баскетбольные мечи в Кемп-Лежен, и если мне дадут высказаться, тебе повезет, если тебе поручат хотя бы это».

Уроки первого сна.

1. Эффективную информационную операцию нельзя сочинить на ходу. Если офицеры по ИО участвуют в планировании, то ИО будут интегрированы в общий план действий в большей мере, и с большим толком.

Мой план ИО был рамочным, и так и не стал важной частью плана операции. Никто из штабных специалистов, включая меня самого, не задумывались над когнитивными, информационными, моральными и ментальными проблемами. Мне стоило более тщательно учесть возможные воздействия на и внутри информационной среды, а также быть более настойчивым в общении с группой планирования.

2. Если воздействия на и внутри информационного поля важны для командира, они должны получить четкое и оформленное отражение в командирском замысле.

Командир и штаб ЭГКМП сосредоточились на планировании огня и маневра для высадки, и этим и ограничились. Мне следовало привлечь их внимание также к когнитивным и информационным проблемам. Если командирский замысел каким-либо образом включает воздействие на информационную среду, либо на ментальные или моральные аспекты боевых действий, то вопросам ИО должны заниматься все большее число штабных специалистов. В мою задачу входило подтолкнуть группу планирования четко сформулировать желаемое конечное состояние когнитивных аспектов, и предложить несколько возможных способов достижения этой цели.

3. Переброски войск и огонь тоже влияют на информационную среду.

Я так и не организовал никакого информационного сопровождения, что предваряло или сопровождало бы нашу высадку, так что наши действия в конечном итоге говорили сами за себя. Фактически, действия морпехов в конечном итоге оказали намного более существенное влияние на информационную среду, чем любое другое традиционное средство (например, радиоэлектронная борьба или ВИОП – военная информационная оперативная поддержка, MISO – military information support operations). Каждый морской пехотинец – это не только стрелок, и не только наблюдатель, но так же и потенциальный источник воздействия (позитивного или негативного). Мне стоило бы принять меры к минимизации гражданской активности в районе высадки, а кроме того, необходимо было подготовить наших морпехов к тому, что им придется искать компромисс между требованиями безопасности и необходимостью поддерживать доброжелательность.

4. Планируйте реакцию на ошибки собственных войск и вражескую пропаганду.

Многих ошибок можно избежать, но некоторых – нет. ЭГКМП совершили ужасную ошибку, расстреляв свадьбу, но более того, мы оказались не готовы к ее последствиям в пропаганде и новостных медиа. Мне нужно было составить ответные и страховочные планы на случай возможных кризисов, происшествий и ошибок. Эти планы должны как минимум предусматривать графики ответных действий, определять назначенных спикеров и содержать заранее одобренные шаблоны сообщений.

5. Информационные каналы охватывают весь земной шар. То, что вы говорите здесь, может иметь эффект где-то еще, и наоборот.

Наша ошибка на берегу мгновенно попала в новостные ленты в Централии и по всему миру. Эта трагедия сделало нас целью осуждения на местном, государственном и международном уровне, что в конечном итоге привело к провалу операции практически сразу же после ее начала. Мне следовало бы помнить, что ставки в ИО невероятно высоки, а возможности современных коммуникационных технологий – практически безграничны. Концепция «стратегического капрала» генерала Крулака живет и здравствует и поныне.
t_bone: (кэмерон)
Остался без ответа один вопрос: кто их учил делать все?


Важно понимать, что нелогичная херня в сюжете на самом деле улучшает, а не портит смотрибельность - ибо хороший сюжет отстранен в своем совершенстве, а потыкать палочкой в дырки дело веселое и увлекательное. При групповом просмотре достигается кумулятивный эффект.
t_bone: (олень)
...или почему я предпочитаю цитируемую первичку не комментировать.

Возьмем конкретный вопрос. Немецкий берег реки Сар был прикрыт сетью бункеров "западного вала". Эти укрепления нейтрализовали по большей части штурмовые орудия* (assault guns - ну ка, кто без гуглинга скажет, что это такое) 10-го танкового, и самоходки 628-го. Впечатления последних:

Выделенный текст: "Против долговременных укреплений "Линии Зигфрида" мы использовали массированный огонь прямой наводкой из 3-дюймовых орудий самоходок М-10. По результатам наблюдений, бронебойный снаряд почти не наносил повреждений бетону, особенно когда тот был покрыт слоем земли. На дальности более 1000 ярдов эффект от попадания 3-дюймовых снарядов едва ли превышал срывание камуфляжа. Даже на расстояниях в 500 ярдов попадания не наносили удовлетворительных повреждений бункерам. В случае, если бронебойный или осколочно-фугасный снаряд попадал точно в амбразуру сооружения, попадание  ранило или убивало нескольких солдат из гарнизона, и противник занимал бункер вновь после окончания нашей бомбардировки".

Проблема вот в чем: если взять отчеты 601-го на ту же тему (а он ковырял бункеры той же "Линии Зигфрида", только чуть дольше и на ~200 км южнее) , то можно, не добавляя ни слова от себя и не натягивая сов на глобусы, придти к совершенно противоположным выводам.

Или вот еще пример:

"Наблюдения и комментарии - 3-дюймовый снаряд показал себя прекрасным средством против долговременных фортификаций. 3-дюймовые снаряды HE, с задержкой, с успехом использовались против размещенных в зданиях пулеметных точек. Последовательные одиночные выстрелы снарядов APC надежно пробивали  усиленные бетонные блокгаузы/убежища. Еще больший успех может быть достигнут при залповом огне взвода по этим типам целей. 10% 3-дюймовых снарядов APC пробивали 10-дюймовые стальные плиты (~250 мм), осколки снаряда создавали шрапнель внутри помещений бункера. Когда противник открывал броневые заслонки для стрельбы из орудий ДОТов, наши трехдюймовки открывали огонь, попадали в амбразуры и нейтрализовывали орудия".
При этом 802-й батальон был вооружен даже не М-10, а буксируемыми 3" орудиями. Баллистика и снаряды одинаковые, но трудностей в выходе на огневую позицию, даже против неподвижного бункера, существенно больше.

Экстраполировать одиночные свидетельства на общую картину следует с большой осторожностью - слишком много нюансов могут быть вынесены за скобки. С другой стороны, не весь опыт представляет собой железобетонную (хе-хе) истину, даже если так написано в первичке. Помните об этом.

*а это шерманы со 105-мм габицей в башнях, лучшие танки вайны.

Profile

t_bone: (Default)
T-Bone

May 2017

S M T W T F S
  1 2 3 4 56
7891011 12 13
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 08:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios