t_bone: (Default)
[personal profile] t_bone
Новость первая: я переехал на Дрим. Кто из френдов уже там, стучитесь в личку.
Жежешечка временно остается запасным плацдармом, но теперь наполнятся ббудет по остаточному принципу.

Новость вторая: новым проектом будет перевод канадское пособие по пулеметному делу The Rise, Fall, & Rebirth of The 'Emma Gees'. Текст очень крутой и стильный. В отличие от большинства эссе в Жанре ДД автор ограничивается одним сном, но детально объясняет особенности материальной части, принципы и тактику применения пулеметного огня.
Плохо только одно: канадский военный жаргон - штука очень специфическая.  Знали бы вы, как долго я искал, что значит Zulu Harbour.
Сабж публиковался в Инфантри Джорнал, и в оригинале разбит на две части. Первая представляет собой две зарисовки из практики использования канадских пулеметных подразделений в Первую и Вторую мировую войны, вот ее я опущу. Вторая часть - это фантастический сюжет про оборону дефиле от механизированной атаки. 

Вот на ней-то мы и сосредоточимся. Enjoy
-------------------------

Война закончилась два месяца назад, и теперь Канада чествовала своих героев. Устроенная церемония прошла торжественно. Пять человек были удостоены высшей военной награды, и, сразу после этого, почтили память семи своих падших товарищей, кто не выжили, чтобы получить награду лично.  Однако теперь пришло время для торжественного приема, и бальную залу резиденции генерал-губернатора заполонили военные в парадной форме, джентльмены во фраках и дамы в вечерних платьях.

Подполковник с золотым аксельбантом на правом плече оторвался от вечеринки. Он простоял на ногах целый день, и сейчас просто хотел отдохнуть. Бармен заново наполнил его бокал, и полковник незамеченным проскочил через холл в библиотеку. Когда его глаза привыкли к царящему там сумраку, он заметил молодого майора, сидящего в глубоком кресле – тот неподвижно смотрел на медаль в своей правой руке.

Полковник прочистил горло и спросил:

                - Не возражаете, если я присоединюсь?

                - Вовсе нет, - ответил майор и поднялся на ноги.

                - Сидите, Бога ради, - поспешил успокоить его старший офицер. – Вы же герой сегодняшней вечеринки. Вам не нужно вставать ни перед кем.

                - Это вовсе не так, - последовал спокойный ответ. – Именно поэтому я и хотел спрятаться от гостей. Не думаю, что выдержу еще одно поздравление. Сказать по правде, это не я заслужил награду. Она должна была бы принадлежать двум другим; один погиб на войне, а второй, возможно, вообще не рождался на свет.

                - Хм, похоже все это интересная история, - заметил полковник. – Не хотите ли посидеть со мной и поделится ею?

                - Если желаете, - кивнул молодой офицер. – Видите ли, я пропустил начало войны. Я нес службу в Германии два года, но как раз посещал Штабной Колледж в Торонто, когда разгорелся конфликт. Курс был почти пройден, так что дирекция в конце концов сдалась и отправила нас назад по своим частям – все равно после начала войны никого больше не волновали вопросы администрирования и особенности менеджмента. Я всеми способами пытался попасть обратно в Европу, но безуспешно. Так что пришлось просидеть в Трентоне две недели, однако после того, как я успел прослыть проблемной личностью для каждого офицера в гарнизоне, мне-таки удалось выбить место на одном из грузовых «геркулесов», которым разрешили летать на время перемирия. Честно говоря, понятия не имею, где именно в Европе мы приземлились. Совершенно точно не в Ларе, поскольку потребовалась пятичасовая поездка в кузове пятитонного грузовика чтобы добраться до бригады. Я успел прибыть и покрутится в расположении пару часов, когда появился джип начальника оперативного отдела батальона… и он приехал за мной. Вот-тут то я и понял, что происходит что-то особенное– обычно мелким сошкам в чине капитана вроде меня, приходилось дожидаться очередного транспорта для отпускников.

                Поездка в батальон длилась примерно 45 минут. Я успел немного прикорнуть в пути, но так толком и не отдохнул. Батальон был сосредоточен в густом лесу, и ко времени, как мы подъезжали к месту назначения, я только и мечтал, как бы забраться в спальный мешок и проспать часов 12. Водитель довез меня до командного пункта, часовой узнал меня и тут же пригласил войти. Внутри я наткнулся на батальонного адъютанта, моего старого товарища. Он тепло приветствовал меня и сказал: «Девятый ждет тебя в своем фургоне, ты найдешь его прямо за углом».

                Я нашел фургон и постучался. Дверь открыл начальник оперативного отдела, а голос изнутри произнес:

                - Заходите скорее, Джон. Мы как раз говорили о вас.

                Я уселся на скамейку между ними двумя, перед столом с картой. Полковник не стал тратить время на вежливую болтовню и сразу перешел к делу.

                - Знаю, что вы устали, но боюсь, что мне придется бросить вас прямиком в брешь. Я хочу, чтобы вы немедленно приняли командование надо ротой А. Майор Спенсер отбыл в Канаду командовать одним из мобилизованных батальонов, а его заместитель, что принял дела после, был госпитализирован вчера ночью с острым аппендицитом. Мне некого поставить взамен, так что ваше прибытие – это просто дар Божий. Все три взводных командира очень молоды и неопытны, так что делами там сейчас заправляет главный сержант-майор. И, как вы уже, наверное, догадались, рота А сейчас не с нами. Она находится примерно в 50 милях, и занимается тем, что может стать самым важным заданием на всей этой войне.

                - Взгляните на обстановку, - продолжил полковнику, указав на карту. – Как вы знаете, сейчас на фронте перемирие. Не обманывайте себя: оно наверняка не продлится долго. Фантазийцы только используют его для перегруппировки и переоснащения своего первого эшелона. Как только они будут готовы, конфликт разгорится вновь; и скорее всего, без всякого предупреждения. Мы ожидаем, что они попытаются захватить плацдарм — вот здесь (он указал на карту), и если так, мы встретим их на этом рубеже. Однако есть и другая вероятность – что наступление здесь будет отвлекающим, а главные силы противника форсируют реку в этом районе (он указал на верхний правый угол карты).  В этом случае их некому будет остановить, и как только противник пересечет реку, он воспользуется свободной дорогой через долину и отрежет 7-ой корпус от коммуникаций. Мне не нужно объяснять, к какой катастрофе это приведет.

                Наша бригада разработала альтернативный план на случай такого развития событий. Мы провели рекогносцировку этого рубежа (он снова провел черту на карте), и рабочие команды уже оборудуют там оборонительные позиции. Проблема, однако, в скорости передислокации. Марш займет время, а фантазийцы, могут опередить нас и разбить на открытой местности – если их никто не остановит.

                - ВВС не смогут задержать противника? – спросил я.

                - Это возможно, но нельзя постоянно рассчитывать на воздушное превосходство, да и погода не всегда играет нам на руку, - ответил полковник. – Нет, чтобы выиграть время на передислокацию нам придется послать туда войска. Вот тут-то и вступает в дело ваша новая рота. На полпути сквозь долину есть пригодное для обороны место. Это естественное дефиле, обрамленное болотом слева и густым лесом справа. Болото тянется до речного русла, а лес примыкает к глубокому озеру, так что обойти его не получится. Рота А сейчас окапывается в дефиле. Отправляйтесь туда немедленно, принимайте командование, и выиграйте мне время на перегруппировку. Речь идет о сроке от трех до восьми часов.

                Инструктаж продолжил начальник оперативного отдела:

                - Боюсь, что вы окажетесь сами по себе, Джон. Вам приданы две секции TOWс тремя пусковыми каждая, и патрульная группа из состава разведвзвода бригады. Не просите о поддержке танками, поскольку у нас нет ни одного. Местный FSCC (Fire Support Coordination Center, Центр координации огневой поддержки) составил план артиллерийской поддержки, но до расчетных целей орудия отсюда не достают. В случае чего артиллерия выдвинется к вам первой; к вам также присоединиться офицер-корректировщик. Больше всего вам помогут ВВС. Действия бригады поддерживает эскадрилья А-10 и «Кобры» с TOW, и мы отправим их в бой в ту же минуту, как получим подтверждения о переправе противника. Советую вам установить контакт с представителями летунов, прежде чем отправитесь на место.

                - Вот и все, что мы можем вам сказать, - подытожил командир бригады. – Мы развернули два ретранслятора, чтобы постоянно поддерживать с вами связь и держать вас в курсе событий.  Я не могу подобрать слов, чтобы подчеркнуть важность порученной вам задачи. Не воспринимайте оборону в дефиле как сдерживающие действия; считайте, что в эту позицию вам надо вгрызться зубами и держаться до конца своих дней. Если при отступлении понадобиться бросить часть вооружения и техники, сделайте это без колебаний.

                - Кое-что напоследок, - перебил его начальник оперотдела. – Инженеры поставили в дефиле минное поле несколько дней назад, и возможно завтра нам удастся прислать миноукладчик и еще мин.

                Ошеломленный, я покинул командирский фургон. Все происходит как-то слишком быстро, подумалось мне. Появился мой джип с водителем, и отвез меня в тыловой эшелон роты А, где я поговорил с ротным адъютантом, и получил полевую форму, стальную каску и спальный мешок от очень дружелюбного интенданта. Потом я заехал на командный пункт бригады и договорился, чтобы мне прислали завтра авианаводчика, а также уточнил некоторые детали по последним разведсводкам.

                Поездка в роту А заняла примерно 90 минут. Хотя я вымотался до предела, в крови пульсировало столько адреналина, что я не смог уснуть, так что ко времени прибытия в свое новое подразделение я должно быть, выглядел как сама смерть. Главный сержант-майор явно обрадовался, увидев меня. Он залил в меня две чашки кофе, быстро описал остановку, а потом протащил меня по позициям. Первый взвод занимал позицию справа впереди на небольшом холме, а второй взвод располагался слева, в группе фермерских зданий. За позициями второго взвода, в небольшой роще, помещался ротный штаб. Третий взвод стоял на поросшем лесу склоне, в 500 метрах позади штаба. Пустые (A Zulu vehicle means one that is not occupied by Commander) машины обоих передовых взводов находились в лесу, возле позиций третьего взвода. Разведывательная группа занимала позиции впереди в охранении, секции TOW прикрывали оба фланга, все три взвода уже окопались, и установили на позициях по одному снятому с машин крупнокалиберному пулемету каждый. Когда мы возвратились на командный пункт, солнце уже почти село за горизонт и вокруг сгущалась темнота.

                - Простите, если я выгляжу слегка осоловевшим, сержант-майор, - сказал я, - но я не сплю уже третий день. Думаю, будет лучше для всех, если пойду отдохну. Мне нужно передать несколько положений для последней разведывательной сводки, и я хотел бы изучить наши позиции намного тщательнее. Будьте добры, разбудите меня на рассвете, и соберите командную группу к восьми утра.

                - Понял, сэр, - ответил он. – Следуйте за мной, я покажу, где ваш мотель. Ваш водитель расстелил спальный мешок снаружи, а я буду рядом, на случай если вам что-нибудь понадобиться.

                Я поблагодарил его и забрался под одеяло. Я так устал, что пришлось заставить себя снимать ботинки, и даже не помню, как застегнул молнию спального мешка.



Date: 2016-12-29 08:38 pm (UTC)
tomoboshi: (Default)
From: [personal profile] tomoboshi
А чем первая часть не годна?

Profile

t_bone: (Default)
T-Bone

May 2017

S M T W T F S
  1 2 3 4 56
7891011 12 13
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 03:00 pm
Powered by Dreamwidth Studios