t_bone: (Default)
[personal profile] t_bone
Возвращение «Старика»*.

Не мог сказать, что разбудило меня; на самом деле, я не уверен, проснулся ли я в самом деле. Сон освежил меня и придал сил, меня переполняло желание вылезти из спальника и отправится бродить в ночной тишине. Я обошел берлогу сержант-майора и направился в глубину леса, не совсем отдавая себе отчет, куда я иду и зачем. Тогда я увидел его. Он сидел, опираясь спиной на дерево, совершенно неподвижно. Сначала я принял его за одного из наших часовых, и уже собирался было вымондить парня за то, что он подпустил меня так близко, даже не окликнув. Потом я заметил, что он носит не носит наш камуфляж, а его каска выглядит как-то странно. Фантазиец, подумал я, и медленно попятился назад. Тут незнакомец поднялся на ноги и повернул лицо в мою сторону.

- Я ждал тебя, - спокойным голосом сказал он. – Пойдем, у нас мало времени, а мне нужно многое тебе показать.

Я лишился дара речи и стал внимательно изучать его. Незнакомец был одет форму цвета хаки, и носил обмотки до колена. На голове он носил «тазик для бритья» - шлем времен Первой мировой войны. На петлицах у него были скрещенные пулеметы Канадского Пулеметного Корпуса, а на рукаве – три полоски. Глаза глубоко запали на лице. Незнакомец выглядел очень старым. В его облике было что-то потустороннее, почти призрачное, и я почувствовал, как по спине пробежали мурашки.

- Кто вы т-такой? – с трудом выдавил из себя я.

- Меня называют Стариком, - последовал ответ. – Я пришел из прошлого, чтобы предупредить тебя о будущем. Здесь произойдет большая битва, и она сложится не в твою пользу. Повернись, и посмотри на себя.

Он указал на КП за моей спиной, и когда я посмотрел туда, сцена изменилась. Засветило солнце. В воздухе висел тяжелый запах кордита и горящей солярки. КП выглядел неповрежденным, но вот мой джип, припаркованный неподалеку, превратился в горящий остов. Возле него ничком лежал главный сержант-майор, а вокруг – еще больше тел. Я и увидел и себя, удрученно сидящего на десантной рампе БТРа, с руками позади головы. Рядом со мной стоял фантазийский солдат с автоматом в руках, штык был примкнут и направлен на меня. Передо мной расположился офицер, лениво перелистывающий отобранный у меня полевой блокнот. Однако, самым тягостным зрелищем было огромное облако пыли над дорогой, поднятое сотнями гусеничных машин – механизированные войска Фантазии на полной скорости следовали в тыл НАТО.

Я отвернулся от этого печального зрелища и спросил:

- А что с остальной бригадой?

- Уничтожена, - твердо ответил он. – Разгромлена по пути к своим укрепленным позициям.

- Но как такое могло случиться? – спросил я. – Ведь это хорошая позиция, да и ее нужно защищать всего лишь короткое время.

- Ты совершил две фатальные ошибки. Во-первых, ты недооценил противника. Ты не был готов противостоять скорости и натиску механизированной атаки. Но ты мог и устоять, если бы верно использовал пулеметы. В этом и заключалась вторая, и самая главная ошибка. Ты так и не использовал большую часть своих пулеметов, и даже те, что установлены на позициях, были размещены неправильно. Ты пренебрег ролью этого мощного оружия, и не обратил никакого внимания на принципы его использования. Хорошенько посмотри еще раз на разгром, что ожидает тебя в будущем, а затем мы вернемся к настоящему. Есть вещи, которые мне нужно показать, и у меня осталось очень мало времени – скоро мне нужно будет вернуться в свою эпоху.

С ужасом я оглядывал сцены полного разорения, пока они не растаяли перед глазами и все кругом не приняло нормальный вид. Исчез тяжелый запах, а оглушительный рев танковых двигателей сменился треском сверчков в покрытой росою траве. О, это всего лишь плохой сон, подумал я, но Старик никуда не делся. Он повесил через плечо ремень своей потертой Ли-Энфилд, и сделал знак следовать за ним.

Вдруг мы оказались на холме посреди позиций 1-го взвода – вокруг не было ни души, за исключением двух часовых у станка крупнокалиберного пулемета. Старик перешагнул через парапет траншеи и поманил меня вниз.

- Не беспокойся о них, - он указал в сторону солдат. – Они не могут ни увидеть, ни услышать нас. Теперь, скажи-ка мне, почему этот пулемет установлен именно здесь?

Его резкость неприятно меня поразила. Сперва я хотел заявить, что не имею понятия – меня не было на позициях, когда его устанавливали. Но такая надменность показалась мне неподобающей.

- Потому что это хорошее место для пулемета, - выпалил я.

Старик бросил на меня выразительный взгляд, означавший нечто вроде «вот черт, это будет сложнее, чем я ожидал».

- Действительно? Очень хотелось бы услышать, почему.

- Сам бы увидел, не будь кругом так темно, - буркнул я в ответ, довольный тем, как легко я смог отделаться. Старик махнул рукой, и ночная темнота рассеялась – можно было видеть на мили вокруг.

- Так лучше? – осведомился он с ухмылкой.

Умом я понимал, что мои колкости только выставляют меня в дурном свете. Но я все еще смотрел на него свысока. В конце концов, что этот пожилой ретроград, этот отверженный, мог знать о современной войне? Скорее всего, он умер раньше, чем придумали бронетранспортер. Однако Старик ждал ответа, и я начал говорить, чувствуя, что теряя почву под ногами:

- Очевидно, что противник может воспользоваться только двумя путями подхода для атаки этой позиции. Левый путь блокирован минным полем, так что остается один, который прямо перед нами. Все, кто попытаются им воспользоваться, будут идти прямиком на пулеметное дуло. У наводчика превосходный открытый сектор обстрела, должно быть почти 180 градусов, а из-за того, что он расположен на вершине, он видит на мили кругом.

Старик выразительно смотрел на меня и молчал – кажется, целую вечность. Но когда он заговорил, его слова вонзались в меня, словно ножи:

- Такой бойкий ответ пригодится на экзаменах в колледже, но на настоящей войне из-за этого решения тебя и твоих людей убьют. Какой смысл в секторе в 180 градусов, если наводка по горизонту на станке пулемета ограничена 800 тысячными? Зачем пулеметчику видеть на мили кругом, если ему надо стрелять, самое большее, на 1000 метров?

Я вдруг почувствовал себя дураком.

- Беда этой позиции в том, что пулемет сюда запихнули задним умом, - продолжил Старик. Взводным приказали установить по одному крупнокалиберному, так что пулемет просто запихнули сюда после того, как весь остальной взвод уже окопался. Ему не назначили конкретных целей и его не пристреляли по местности. Я знаю, что ты не виноват; однако последствия будешь расхлебывать ты, если только не исправишь дела как можно быстрее.

Меня начало терзать ужасное ощущение неуверенности. Сколько же других пулеметов сейчас прикрывают сектор шире собственных возможностей, вдруг подумал я. До меня потихоньку начало доходить, как мало я действительно знаю о пулеметном деле.

- Что бы ты сделал, будь ты ответственен за этот пулемет? – спросил я Старика.
--------------------------------
* Старик (Old One) - персонаж из вымышленного сюжета автора статьи про ПМВ.

Profile

t_bone: (Default)
T-Bone

May 2017

S M T W T F S
  1 2 3 4 56
7891011 12 13
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 02:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios