t_bone: (Default)
William F. Owen joined the British Army in 1981 and served in both regular and territorial units until 1993. He is currently a broadcaster and writer specializing in armed conflict and military thought. He is currently developing an alternative view of small unit tactical doctrine. This article stems from that work. He is also the author of Blackfoot Is Missing.

Эффекты огня и маневра

Эффекты огня и маневра (ЭОМ) есть желаемые состояния противника, которые достигаются путем действительного или потенциального применения оружия или маневра по нему. При правильном понимании и правильном применении они могут нанести поражение противнику любого рода, как в военном конфликте, так и в операции по поддержанию правопорядка.

                Вообще говоря, можно назвать тысячи вариаций воздействия огня и маневра, но с практической точки зрения лучше сосредоточится на четырех основных. Это:

Внезапность (Surprise), Шок  (Shock) , Подавление (Suppression), Изоляция (Isolation).

                Перед тем, как детально рассмотреть каждый из них, важно подчеркнуть их общие сходные черты. Они все по природе своей физиологические. Их нельзя вызвать у  чего-нибудь, что не является человеком. Нельзя шокировать или подавить нечто инертное.


 

                Все эти эффекты действуют временно, и ни один из них не безусловен. То, что сработало однажды, не дает гарантии успеха в следующий раз. Эффективность ЭОМ строится на качестве их претворения. Говоря простыми словами, пока противник ошеломлен, шокирован, подавлен или изолирован, не имеет значения, как и чем именно вы достигаете этого результата. Нет необходимости применять все четыре ЭОМ одновременно. Любого из них, примененного в нужной степени, достаточно, чтобы нанести противнику поражение.

                Жизненно необходимо также, чтобы войска учились справляться с эффектами огня и маневра. Это следует постоянно подчеркивать в процессе боевой подготовки. Нет смысла учить солдат, что для хорошей обороны нужно наблюдение в секторе 360° против и на случай внезапного нападения, а на вводной следующего занятия явно указывать направление, с которого приближается враг.

 

Внезапность

                Внезапность вызывается неготовностью к бою. В свою очередь, неготовность имеет три определенных аспекта, и противник может оказаться застигнут врасплох из-за действий факторов:

                - времени: противник не ожидает атаки в то время, когда она случается. Таким образом, его готовность принять бой находится на низком уровне. Он может спать, может быть занят обслуживанием, или заниматься другой деятельностью, которая существенно влияет на боеготовность.

                - направления: противник не ожидает атаки с того направления, откуда она случается. При этом, он может находиться в состоянии полной боеготовности, но ожидать атаку с иного направления.

                - метода: противник ожидает атаки, но не готов противостоять типу нападения, который применяется против него. Это может произойти из-за задействования существенно больших сил, чем он ожидает, или применения техники, вроде танков или артиллерии, противостоять которым он не готов.

                Элемент внезапности усиливает боевые возможности, как ни один прочий ЭОМ. Совершенно реальной является ситуация, когда отделение или взвод обращают в бегство роту или даже целый батальон, и военная история знает такие примеры. Критически важной особенностью внезапности, как и прочих ЭОМ, является ее временность. Внезапность быстро проходит.

                Как уже говорилось выше, следует учить войска противостоять внезапному нападению, будь то по времени, по направлению или по методу. Ключ к успеху – осведомленность, потому для безопасности войска должны постоянно вести наблюдение за обстановкой.

                Успешность внезапного нападения, как правило, зависит от способности подсунуть противнику ложь, в которую он поверит. Утверждение Сунь Ци «Путь войны есть путь обмана» все еще остается верным, и внезапность как раз этот случай. Способность скрытно выдвинуться для занятия выгодной позиции, после чего следует быстрое и решительное наступление, служат фундаментом для достижения внезапности.

 

Шок

                Шок очень тесно связан с внезапностью, однако также отличается от нее. Внезапное не всегда шокирует, и наоборот. Шок характеризуется неспособностью жертвы обрабатывать информацию, принимать связные решения, которые ведут к организации эффективного сопротивления. Он влияет и на отдельных людей, и на организации, и его воздействие часто носит катастрофический результат.

                Неспособность обрабатывать информацию вызывается страхом, а страх вызывается реальной или воображаемой опасностью. Наиболее частая причина шока – лавинообразный рост потерь живой силы или техники. Взвод может потерять восемь человек в течение недели, и не страдать от шока. Потеря этих же восьми человек при одном подрыве на мине почти наверняка его вызовет, особенно если одновременно с подрывом откроет огонь засада противника.

                Тем не менее, не стоит воспринимать шок просто как функцию от уровня потерь. По сути, шок вызывается уверенностью в факте несения потерь, вне зависимости от того, правда ли это. Неспособность проверить действительное положение дел только укрепляет эту уверенность. На большинство людей критические ситуации действуют угнетающе, они либо застывают на месте в беспомощности, либо действуют нерационально – например, пытаются убежать.

                Средством против шока часто считают отработку действий. А именно, солдат учат автоматически реагировать на опасность заученной последовательностью действий. При некоторых плюсах, этому решение также несет в себе и минусы, особенно в том случае, когда противнику известна эта отработанная реакция. Для примера, во многих армиях учат немедленно штурмовать позицию вскрывшейся засады. Очевидно, что такую тактику легко просчитать и подобрать контрмеру.

                Шок проще всего вызывается быстротой, как движения, так и темпом огня. Чем быстрее вы можете маневрировать на поле боя, и/или чем быстрее вы способны наносить противнику потери, тем выше вероятность шокировать его.  Очевидно, что шок можно нанести и огнем с места, однако в этом случае ваша способность закрепить и развить успех будет ограничена.

 

Подавление.

                Подавление есть скованность, вызванная желанием избежать ущерба. В первую очередь его связывают с эффектом прямого или непрямого огня, под которым солдаты буквально перестают двигаться и стрелять в ответ из страха быть раненым или убитым. Сочетание огня и маневра по сути своей строится на использовании подавления. При этом следует понимать, что типов подавления на самом деле два.

                Активное подавление есть использование огня для сковывания активности противника. Обычно это касается либо маневра, либо ответной стрельбы. Огонь при этом может вестись как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. Достаточная огневая мощь подавит противника, что позволит одновременно проводить другие действия. Здесь следует подчеркнуть два важных аспекта. Во-первых, бессмысленно подавлять противника, если в то же самое время вы не планируете делать что-то еще, например, обходить его с фланга, отступать и/или пополнять запасы. Просто стрелять в его сторону – бессмысленная трата боеприпасов. Во-вторых, подавление буквально порождается уверенностью в том, что под огнем можно пострадать, так что если противник загнан в укрытие и не палит в ответ, не так уж важно, каким калибром стреляете вы, 5,56-мм или 7,62 мм. Во время Второй мировой Вермахт очень эффективно использовал для подавляющего огня 9-мм пистолеты-пулеметы. 60-мм миномет подавляет так же хорошо, как и 81-мм. Если противник подавлен, он не стреляет в ответ; тогда против него можно маневрировать.

                Второй тип подавления – пассивное. Оно вызывается реальной или воображаемой угрозой наказания за действия. «Стой или буду стрелять!» есть пассивное подавление, и в этом же заключен raison d'etre каждого когда-либо созданного орудия войны. Оружие не обязательно должно убивать. Иногда его применяют для того, чтобы скорректировать поведение. Важно понимать смысл пассивного подавления. Направить автомат на солдата и принудить его к сдаче – это пассивное подавление, как и открыто носимый полицейским пистолет.

                Один снайпер может подавлять четырех солдат в траншее, просто стреляя каждый раз, когда кто-нибудь попытается высунуться. Более важно то, что целое подразделение может быть пассивно подавлено боязнью, что любая активность раскроет его местоположение и этим вызовет атаку. Таким образом, пассивное подавление может быть вызвано даже демонстрационным наблюдением, без использования огня!

 

Изоляция

                Подавление может вызвать изоляцию. Цель изоляции – вызвать у противника впечатление, что он отрезан от своих, лишен помощи, снабжения и поддержки. Так что для выживания себя и своих товарищей остается только один путь – сдаться. Люди по своей природе стадные существа, а война – занятие коллективное. Ее ведут большие массы. Далее, нам известно, что храбрость и душевный комфорт большинства людей зависит от окружающих. Иначе как плотные линии наполеоновской пехоты наступали бы на вражеские пушки? Лишая отдельные группы вражеских солдат тех вещей, в которых они нуждаются или которых они хотят для продолжения сопротивления, можно сломить их волю и связность. Мировая история войн пестрит примерами, когда огромные группы людей сдавались в плен исключительно потому, что их окружили – будь это окружение на самом деле истинным или только воображаемым, не важно.

                23-25 апреля 1951 года 1-й батальон Глостерширского полка храбро сражался на высоте Глостер в Корее. Батальон потерял 59 человек убитыми, 180 ранеными и 562 сдались в плен. Можно сказать, что батальон был уничтожен целиком.

                21 марта 1918 года 16-й Манчестерский батальон на Редуте Манчестер потерял 73 человека убитыми, примерно в три раза больше ранеными, после чего батальон, насчитывавший более 700 штыков, попал в плен.

                30 января 1944 года 1-й и 3-й батальоны Рейнджеров США были обнаружены и окружены во время просачивания у Цистерны ди Латина, в Италии. После тяжелого боя смогло ускользнуть только 6 человек из 767. Несмотря на значительное число убитых и раненых, предполагается, что в плен попало не менее 500 человек.

                Почему это случилось? Все просто, большинство людей очень хотят жить, и это желание превосходит по силе готовность погибнуть. Отступление или сдача в плен рассматриваются как способ выжить.

                Практически в каждой крупной битве в человеческой истории, убегало или попадало в плен в разы больше людей, чем было убито и ранено. Конечно, у этого правила есть исключения, но именно благодаря своей исключительности они и стали известны; безнадежная оборона отряда полковника Кастера при Литл Биг Хорн и битва при Фермопилах будут хорошими примерами. Стоит отметить, что в обоих случаях командиры уничтоженных армий физически находились на поле боя, и обе битвы являлись составной частью больших по масштабу войн. Часто считается, что в обоих упомянутых случаях солдаты сражались до смерти из-за присутствия командира, а также из-за того, что возможность сдаться практически отсутствовала – ее исключал жестокий бой на короткой дистанции.

                С помощью огня и маневра противник приводится в желаемое состояние; в этом состоит их главное назначение.  Настолько же важно понимать, что и противник, в свою очередь, будет стараться подвергнуть вас действию тех же самых эффектов.

                Выучка войск состоит в том, настолько гибко они умеют вызывать и использовать эти эффекты в зависимости от противника, которому им приходится противостоять.

                Также важно запомнить, что эти эффекты можно применять в операциях любого рода, будь то на войне или при поддержании мира. В исключительных случаях с их помощью можно даже одержать победу, не сделав ни единого выстрела!



t_bone: (олень)

Единственная у меня претензия к трейлеру - слишком вылизанная картинка. Даже песок выглядит так, будто его бригада костюмеров на форму насыпала.

А тема очень хорошая.
t_bone: (олень)
Влом мне писать сегдоня новый пост, искать инфу, вот это все. Пусть будет старый.

Изучая эффективность ракетных ударов "Тайфунов" 2 TAF, бриты (The Work of №2 Operational Research Section with 21 Army Group, June 1944 - July 1945, p. 4/I) к 45-му году высчитали средние показатели точности попадания. Получилось вот что:

Примечания:
1. Точность расчитана средняя по больнице, и исходный док прямо указывает, что показатели отдельных эскадрилий могли превышать расчетные в два-три раза. Отклонение от точки пприцеливания у лучших пилотов в полигонных условиях не превышало 20 ярдов.
2. Конечно, попасть != уничтожить, но типичный эффект прямого попадания ракеты описывается как:
- деревянные дома и сараи разрушаются взрывом
- кирпичные здания получают пробоину большого диаметра в стене и внутренние разрушения
- 20-мм зенитное орудие разносится на куски
- вражеские танки выходят из строя и обычно загораются.

 
t_bone: (олень)
Я считал эту историю довольно известной (поскольку сам злоупотребляю ее пересказом), но, как выясняется, слышали о ней не все.
В любом случае, пусть висит - будет на что ссылаться с оказией.



Контекст событий такой:
6 июня, в День-Д, британская 50-я дивизия высаживается на пляже Голд и начинает продвижение вглубь материка.
На исходе 7-го, после очень тяжелого суточного марша в район начинают прибывать немецкие механизированные части - элементы Танковой Образцовой дивизии. Их правофланговый сосед - 12 тд СС - в середине дня уже вступила в бой с канадцами западнее Кана. Стык между двумя дивизиями, и частично фронт перед боевыми группами Танковой Образцовой, держит разведбат 12-й. На левом фланге по большей части звенящая пустота.
Первоначальный контакт с противником завязывают подразделения гренадерских полков, 901 в районе Норре (Norray), и 902 в деревне Брюэ (Brouay). Они действуют без поддержки танков, артиллерийский полк дивизии также запаздывает.
Утром 8-го числа, командир артполка Танковой Образцовой, выезжает на рекогносцировку маршрута.

"The divisional artillery of Oberst Luxenburger had not yet reached its staging area. Together with two of his battalion commanders, Oberstleutnant ZeilIler and Hauptmann Graf Clary-Adringen, and several noncommissioned officers and enlisted personnel, he moved forward on the morning of 8 June to reconnoiter the best advance route for his regiment. They ran into a group of tanks from the Canadian "Inns of Court" Regiment and were all taken prisoner. At that point, things turned ugly.
Luxenburger, who had lost an arm in the First World War, was tied up by two Canadian officers, knocked unconscious and bound to the front of one of the tanks as a shield. Zeigler, who succeeded in escaping during the barrage fire that the British were laying down, reported the unbelievable incident when he reached German lines. Clary-Adringen was later found badly wounded by members of Panzer-Grenadier-Regiment 2 of the 2. Panzer-Division. The next day, Luxenburger was found. He was still bound to the Canadian tank, which had been knocked out by a German antitank gun in the meantime. He died three days later in a German field hospital."
Elite Panzer Strike Force: Germany's Panzer Lehr Division in World War Two, by Franz Kurowski.

Есть и другое, несколько более подробное, а также лишенное странных неточностей, описание событий:
"Two English scouting parties, numbers 2 and 6a, had crossed unnoticed through the thin security line of Panzeraufklärungsabteilung 12 on the left flank of the Divi­sion. They were part of the C-Squadron of the Inns of Court Regiment. As all other scouting parties of their company, they had been ordered by I Corps, to which they were attached, to destroy all bridges across the Orne river from the road bridge near Thury-Harcourt to the railroad bridge two kilometers south of Maltot inclusive. To achieve this, engineers had been attached to the scouting parties. This company had available forty-two Scout Cars and armored cars of various types. Near a hill, probably Hill 102, one kilometer south of Cristot, the two scouting parties encountered a group of members of the staff of the Panzer-Artillerie-Regiment 130 of the Panzer-Lehr-Division. This group was made up of the regimental commander, Oberst Luxenburger, the Abteilung commander, Major Zeissler, the regiment adjutant, Hauptmann Graf (count) Clary-Aldringen and some six NCOs and men. They had driven ahead to this location which offered a view of the area to prepare the action of the Regiment for the attack which had been ordered for 9 June.
According to the report by Graf Clary, these German soldiers were com­pletely surprised by the English scouting parties and taken prisoner. After the German officers refused to voluntarily ride on the English armored reconnaissance vehicles as shields against bullets, the badly disabled Oberst Luxenburger (he had lost an arm in the First World War) was bound by two English officers, beaten unconscious and tied to an English ARV, covered with blood. After respective orders had been received by radio, Major Zeissler, Graf Clary and the NCOs and men of the group were shot to pieces by the retreating British armored reconnaissance vehicles. Except for Graf Clary who was saved from further bullets, after having received a number of wounds, by a dead comrade who had fallen on him, all German soldiers were killed. When the British reconnaissance vehicles crossed the German lines from the rear they were knocked out by a German anti-tank gun. Oberst Luxenburger, tied to one of the vehicles, was wounded. He was taken to a German hospital where he died soon after. Graf Clary regained con­sciousness after some time and crawled, badly wounded, in the direction of the village le Mesnil-Patry. Members of the II./26 found him and took him to the command post where he was given first aid by the battle reporter, Sturm­mann Kloden.
The war diary of the Inns of Court Regiment reports on this event on 8 June:

2 and 6a captured three German officers, among them a colonel
and 3 [this probably means other ranks]. Upon withdrawing they
were knocked out and lost all vehicles. Lieutenant Yodaiken and
Lieutenant Wigram were killed, two other ranks missing. Four other
ranks, led by Corporal Fowler, returned on foot using the compass
for guidance
".
The History of the Hitler Youth Panzer Division: Volume One, by Hubert Meyer.
t_bone: (олень)
...и выпить нечего, и поручика давно не видать.

C.O. - commanding officer
FOO - fire observation officer
E.N.S.A. - Entertainments National Service Association
t_bone: (олень_два)
Скорее всего, я серьезно переоцениваю размеры аудитории, но тем не менее.

Кто-нибудь может пояснить два момента:
1. Существовали ли какие-то нормы распределения flails tanks/ шерманов с цепными тралами в линейных эскадронах танковых полков, или это специализированная техника только частей RE и RCE?
2. Я правильно понимаю, что дивизионным ротам RE/RCE в пехотных дивизиях AVRE-танки не полагались, и вообще танки не полагались, а самым тяжелым оборудованием были бульдозеры?
t_bone: (олень)
Взялся разбирать свои черновики годовалой давности, и понял, что пора бы их привести в божеский вид. Чтобы и мусор поудалять, и людям не стыдно показывать.
Итак:

"Сержант Мочало был гордым носителем Медали за Выдающуюся Храбрость,
Военной Медали, и великанского пуза; первые две он получил за отвагу на полях
сражений Великой войны, последнее благодаря частым настойчивым визитам в бар
сержантского клуба. Он стал сержантом в 1918, и остался сержантом в 1930. Однажды
он набрался храбрости и спросил командира роты, почему при всех военных заслугах
его постоянно обходят с повышением. "Ну да, мы все знаем о ваших подвигах на
войне, но чего вы достигли после нее? А я вам скажу – ничего, кроме старательной
поддержки сержантского бара".
Но, несмотря на немилость ротного, две почетные награды придавали образу
сержанта Мочало некоторый величественный ореол в глазах молодых солдат, и
лейтенант Смит был склонен рассматривать его как несостоявшегося в мирной жизни
героя войны, который обязательно покажет себя в настоящем деле.
Капрал Подкладкин напротив, был молод и неопытен. Он принадлежал к тому
поколению, что сторонится пива, и тратит свою выручку на чай и булочки с
лимонадом."

https://yadi.sk/i/i26X5GQwq4U3X - перевод, пдф (~1М)
http://regimentalrogue.com/bowler/bowler_bridge.htm - английский текст оригинала онлайн.

The Defence of Bowler Bridge опубликована в 1929 году, и насколько мне известно, является первым в истории продолжением классической работы Суинтона на самом деле вторым, как мне справедливо указывают. События происходят вокруг взвода британских солдат, которые защищают небольшую провинциальную деревеньку от моторизованной группы противника - пулеметных бронемашин.
Возникает вопрос - зачем в начале XXI века читать эссе по тактике столетней давности?
Ответ: понятия не имею. С моей колокольни большинство размышлений главного героя остаются применимыми и сегодня, а основные принципы организации круговой обороны и заграждений от колесных машин остались, по большому счету, неизменными. Но судить не мне.
Несомненный плюс книги - а также причина, по которой она мне безумно нравится - это мягкий юмор и типично британский стиль повествования. Не часто увидишь эссе по тактике, которое читается как приключенческая новелла.
t_bone: (олень)
Ок, еще один капитанский пост.


К 1944-му году самолет поля боя, а вернее - ударный истребитель, проделал долгий путь от ненужного пасынка до одного из ключевых элементов англо-американской военной машины. Естественно, для этого понадобился долгий и очень тернистый путь, описать который в двух словах я нахожу совершенно невозможным. Вместо этого попробуем кратко сформулировать основные постулаты, на которых строилась непосредственная авиаподдержка войск:

- Вопреки идеям, господствующим в 30-е годы, авиация не может ограничить свои усилия исключительно изоляцией поля боя. Во-первых, это практически недостижимо даже в идеальных случаях, во-вторых эффект от применения авиационного вооружения даже по "пустоте передовой" (то есть рассредоточенным, укрепленным и замаскированным боевым порядкам войск) оказался существенно выше прогнозируемого. В-третьих, в 40-х годах прошлого века авиация была самым гибким, мобильным и "дальнобойным" оружием в руках общевойскового командира. Она обладала способностью быстро наносить удары по любой точке вражеского боевого порядка, а потом могла быть оперативно переброшена на другой участок фронта. Поэтому массовые налеты истребителей бомбардировщиков устойчиво вошли в практику любого крупного наступления союзников, начиная уже с прорыва линии Марет в Тунисе ранней весной 1943-го года. Позже в Италии эта практика была значительно расширена и углублена.

- Опыт ВВС Пустыни, и крайне неудачные действия американской авиации во время марша на Тунис зимой 1942-1943 годов (емнип, это единственный случай вообще, когда Люфтваффе удерживало господство в воздухе против наступающих англо-американцев) наглядно показали, что сухопутные генералы не обладают достаточной квалификацией для управления авиационными соединениями. Поэтому взаимодействие наземных и воздушных частей и их штабов должно строится не по принципу вторых первым, но через совместное планирование и выполнение при тесном контакте между всеми участниками.

- Однако имелась серьезная проблема, стабильно возникавшая при поддержке сухопутных войск. Несмотря на все меры по повышению готовности к вылету и сокращению цепочки инстанций, промежуток между выдачей заявки на воздушный удар и появлением каких-нибудь "спитфайеров" над целью занимал в среднем около двух часов. Эту цифру необходимо было уменьшить в разы.

Таким образом, единственным решением этой проблемы было заблаговременное патрулирование готовых к удару истребителей-бомбардировщиков уже в воздухе, и наведение таких звеньев на указанные цели по мере возникающей необходимости. Решение сейчас кажется очевидным, но для того, чтобы претворить его в жизнь потребовалось внедрение целого ряда организационных и технических новинок. Ко времени высадки в Нормандии система немедленной воздушной поддержки приобрела следующий облик:

Теперь как работает эта красота.

1. Наземные войска (на схеме значок пехотной дивизии слева в центре) встречают неожиданное препятствие, и решают задействовать ВВС. Все заявки стекаются в структуру, именуемую AGCP (Air-Ground Communication Party, группа связи наземных войск и ВВС), состоящую из представителя тактической авиации (TAPO, Tactical Air Party Officer) и представителей оперативного отдела дивизии. AGCP проводит селекцию поступающих запросов на авиаподдержку, оценивает их с точки зрения своевременности и необходимости в перспективе складывающиейся на фронте дивизии обстановки, и пересылает утвержденные заявки в центр объединенных операций, одновременно уведомляя штаб корпуса. Два момента:
- AGCP и дивизионное управление не инициируют заявки, а лишь обрабатывают и пересылают их. Практически запрос на авиаподдержку может исходить от любого подразделения, подчиненного штабу дивизии.
- Штаб корпуса и корпусная группа AGCP уведомляются о заявке, могут мониторить процесс ее удовлетворения через корпусную сеть связи, чтобы при необходимости ускорить этот процесс. Но утверждения на уровне корпуса заявка не требует, и вот почему.

2. Штабы сухопутной армии и выделенного для взаимодействия с ней тактического воздушного командования (в данном случае Первой армии США и IX TAC) формируют единую структуру для взаимодействия - центр объединенных операций (COC, Combined Operation Center). В него входят представители разведывательного и оперативного отделов штабов армии и командования ВВС, находящиеся на постоянной связи со своими управлениями для мониторинга обстановки. Таким образом, сотрудники COC постоянно информированы о положении на передовой, наличных силах, состоянии подчиненных войск и т.д., и в свете этой информации они уполномочены принимать решение по поступающим к ним заявкам на авиаподдержку.

3. Для удовлетворения заявки ее должны одобрить старшие представители опертавных отделов от сухопутных сил и авиации (G-3 и A-3). При необходимости, они могут проконсультироваться для этого со своими штабами. 

4. Если заявка утверждена, она передается исполнителям - центру контроля тактической авиацией (TCC; также встречается обозначение центр контроля истребителей, FCC). В распоряжение ТСС передаются все заступающие на патрулирование истребители-бомбардировщики. Центр получает от A-3 из COC данные о положении цели, необходимом наряде сил, и рекомендуемом способе выполнения заявки. После этого ТСС переадресует задание нужному количеству перехватчиков, и связывается с со структурами наведения - FDP.

5. Основной задачей FDP (Forward Direction Post, Передовые посты наведения) является мониторинг воздушной обстановки с помощью нескольких типов радаров. Микроволновые радары раннего предупреждения (microwave early warning radar) отслеживают положение дружественных и вражеских самолетов в радиусе нескольких десятков миль, а также обеспечивают первичное ориентирование истребителей в пространстве. Точное положение самолета определяют станции типа  SCR-584, изначально использовавшиеся для наведения зенитных орудий.

6,7. ТСС и FDP теперь постоянно находятся на связи с направленной на цель ударной группой самолетов. Пилоты непрерывно получают информацию о воздушной обстановке в округе и о своем положении в пространстве, что исключает для них необходимость находить цель самостоятельно.
Точность с помощью радаров SCR-584 была такой, что во время арденской битвы они выводили ИБ на слепую ночную бомбардировку.

8. На завершающем этапе в дело вновь вступает дивизионная AGCP. По дивизионным каналам связи сухопутные войска предупреждаются о приближающемся налете, чтобы передовые подразделения в случае необходимости могли покинуть опасную зону, или подготовились атаковать непосредственр после авиаудара. Кроме того, обычной практикой было использование дивизионной артиллерии для подавления известных позиций вражеской зенитной артиллерии, наряду с этим практиковалось маркирование цели дымовыми снарядами.
Еще лучшие результаты могли быть достигнуты, если в распоряжении AGCP имелся один или несколько передовых авианаводчиков. Зачастую авианаводчики двигались прямо с передовыми подразделениями (либо выдвигались в район удара за время обработки заявки), выходили на связь с атакующей группой ИБ и обеспечивали пилотов информацией с передовой из первых рук в режиме реального времени. Таким образом, усилия сухопутных войск и авиации сосредотачивались на одних и тех же критических точках фронта, что многократно усиливало объединенный удар.

В случае, если сеть управления воздушной поддержкой была должным образом развернута, ожидалось, что она обеспечит лаг между отправлением заявки и авиаударом в районе 30 минут. На практике в Нормандии это время часто сокращалось в два раза; есть упоминания о случаях, когда ИБ наносили удар спустя три минуты после их вызова.


Послесловие.

Феномен ударного истребителя-бомбардировщика не находит объяснения ни на уровне летно-технических характеристик, ни на уровне ударных возможностей вооружения. Проще говоря, побоище, устроенное англо-американскими самолетами на коммуникациях войск Оси в Нормандии, произошло не потому, что Р-47 или "Тайфун" были какими-то выдающимися, неповторимыми самолетами. Однако благодаря передовым способам управления "Тандерболты" и "Тайфуны" могли реагировать на вызовы с невиданной дотоле скоростью, выскакивая как черти из табакерки над любым проблемным узлом сопротивления.
Непосредственно столкнувшись с авиационной мощью союзников в Нормандии на фоне удручающего бездействия (лучше сказать - бессилия) Люфтваффе, Роммель однажды заявил: "the tactical Luftwaffe has to be an organic part of the army, otherwise one cannot operate" (штабное совещание в присутствии адмирала Руге, 6 июля 1944). Сменивший Роммеля на посту командующего хеерсгруппы "Б" Клюге через месяц тоже заявлял нечто подобное. До последних своих дней "Лис пустыни" так и не понимал, насколько сильно он ошибается. Ключ к успешной объединенной операции заключался не в подчинении одного вида войск другому, но в тесном взаимодествии их штабов.
t_bone: (олень)




Затрудняюсь как-то прокоментировать происходящее :)
t_bone: (олень)
Про британское отделение 70-х в атаке. Всего серий три, но первой для впечатления хватит - ничего радикально нового в остальных нет.

Сюжет настолько похожа на кино про немецкое отделение, что трудно удержаться от сравнения.

Итак, с гандикапом в 30+ лет бритты имеют:
+ самозарядные винтовки
+ радио у комода
+ штатного гранатометчика

С тактикой все хреновее. Компоновка отделения с немецким одинаковая, комод+6+3, но:
- группа стрелков на раздельно маневрирующие звенья не делится, командир всегда в центре.
- пулеметная группа перемещается отдельно от стрелковой, но по команде командира отделения. несмотря на то, что в ней есть lance corporal вместо гефрайтера максимум
- отделение наступает перекатами, дистанции броска и позиции стрелков назначает комод.
- да вообще все назначает комод: установки прицела, приоритетные цели, применяемое оружие - винтовка/граната/рпг. при этом команды (в этом кино по крайней мере) подаются голосом либо жестами.

Еще наличиствует трогательная британская традиция в виде обязательного примыкания штыков перед каждым штурмом. Судя по другим фильмам, это делает даже мехпехота в БТРах.
t_bone: (олень)
Вот такую полезную штуку нашел. Для диванных экспертов, вроде меня, самое то. Русский перевод нужен кому или итак все понятно?
Источник: "Sherman Tank: Rare Photographs from Wartime Archives" by Gavin Birch

MODEL M4

Featured welded hull, cast turret, and 75mm gun in an M34 gun mount. Vision slots were fitted into front hull. Differential (transmission) housing was three part, bolted together. The earliest examples, after standardization in October 1941 had the track return rollers mounted at the top centre on the bogies. Engine mounted was the Continental R975 9 Cylinder Radial. Production continued until January, 1944 and later models had the 75mm gun mounted in the M34A1 gun mount. The later M4’s also had the three piece differential cover replaced by the sharp nosed design manufactured as a one piece casting. Therefore later M4’s are often misidentified as M4A2 variants. Sand shields were factory fitted on the M4.

MODEL M4A1

Two months after the standardization of the M4 in 1941 came the M4A1 which featured a curved cast hull to lessen the impact of direct hits after testing raised concern. The first Sherman accepted into British Service ‘Michael’ was an example of this model and is illustrated in this book. It used the three piece bolted differential cover and also direct vision slots in the front of the hull. These did not rotate, hence ‘direct’ vision slot - front view only. The 75mm gun was again mounted in the M34 mount. Track return rollers were centred atop the bogies on early models and there were ports cut in the front of the hull to allow the bow mounting of two fixed .30 calibre machine guns. These were later sealed and deleted by end of 1941. The engine used was the Continental R975 Radial engine. Later production models rolled off the line with track return rollers moved to the rear of the bogies, a cast one piece rounded diff cover and appliqué armour neatly welded to the turret and hull sides for added protection of ammunition compartments within. Field applied additional armour plate usually has a much rougher welded seam where it had been applied to the hull. Some were factory fitted with gun travelling locks attached at the front of the hull.

MODEL M4A2

Also standardized in December of 1941 this model had a welded hull with a cast turret and looked similar to an M4. Power to propel the tank was provided by the twin General Motors 6-71 Diesel engines. Earliest production tanks had the 75mm M3 in an M34 mount with vision slots for driver and co-driver. Differential cover was of the three piece bolted type and it still retained the twin fixed .30 machine guns mounted in the bow. The track return rollers were centred atop the bogies. Later versions of the M4A2 used the return rollers mounted at the rear of the bogies. Complicating identification, some early models used the one piece differential cover too, and later models of the M4A2 used this cover exclusively. 75mm guns were later mounted in the M34A1 redesigned mount and appliqué armour was added. Plates were welded onto the hull as hatch guards, especially in front of the driver’s position on what has become known as the driver’s hood. Gun travelling locks were fitted, and sand shields, at the factory although did not last long in the field. Battlefield travel soon tore off various components of the bolt together sand shield, which was made of much thinner steel than the armoured hull. The very late model of the M4A2 used the 47 degree hull front armour plate, which produced a distinctive silhouette rising to the driver’s/ co-driver’s positions. Enlarged doors for the driver and co driver were added in this later production. The diff cover used on these very late production models was of the sharp nose type only. The best way to identify this variant is by looking at the rear deck layout as the diesel engined M4A2’s had a distinctive access hatch layout, of course not every photograph affords this opportunity!

Read more... )
t_bone: (олень)

Результаты обстрела Churchill VII, с дополнительным бронированием до 235 мм корпуса и башни, из германской 128-мм противотанковой пушки с дистанции 100 ярдов. Два выстрела в корпус не достигли пробития, хотя разорвали множество сварных швов и раздробили дополнительную бронеплиту. Единственное попадание в башню полностью разорвало внешнюю плиту, сместило башню с погона и сорвало с креплений внутреннее оборудование башни, люки и комбашенку, хотя опять же фактически не достигло бронепробития.
Два подопытных кролика благополучно пережили все три попадания, будучи внутри танка.

Ах да, источник: David Fletcher, Mr.Churchill's Tanks - The British Infantry Tank Mark IV. Прекрасный пример а) одновременного раскрытия тем конструирования, производства и эксплуатации под одной обложкой и б) всесторонней критики процесса строительства танковых войск победившей стороны, просто для объективности подхода.
t_bone: (олень)
Twenty-First Army Group, therefore, worked to support the fragile morale of the fighting man, particularly the infantry, by providing the most amount of firepower support possible. Montgomery was also determined to keep the campaign moving and avoid at all costs allowing his forces to become caught up in slow-moving or static attritional slogging matches. In both cases the role planned for armour was to be critical.
(Поэтому деятельность 21-й Группы Армий была направлена на поддержку хрупкого морального духа солдат, в частности пехотинцев, путем предоставления максимальной возможной огневой поддержки. Также Монтгомери был полон решимости сохранить кампанию маневренной, и любой ценой избежать ловушки медленных изматывающих противостояний, в которые оказались бы втянуты его войска. В обоих случаях запланированная роль бронетехники была критической).
John Buckley, British Armour in the Normandy Campaign 1944.*


* - вся книга офигенна чуть более, чем полностью
t_bone: (олень)

Заключение отчета по Арнему, да.
t_bone: (олень)
Любопытный док, датированный сентябрем 1944-го. Перевод как обычно.

"Во время битвы за Флоренцию 2-ая Новозеландская дивизия впервые вошла в контакт с танками «Тигр». Далее следуют несколько предварительных наблюдений, сделанных во время этих эпизодов, включая характеристики и практику использования вражеской бронетехники. Некоторые из них подтверждают ранее сделанные в официальных документах утверждения.

Применение. Танки «Тигр» обычно развернуты на выгодных позициях и хорошо замаскированы с помощью листвы, что затрудняет их обнаружение, как-то:
• на полузакрытой позиции (hull-down position) для задержки пехоты и выбивания наших танков
• на сети запасных позиций, соединенных хорошо укрытыми подходами. С таких позиций противник выпускает несколько беспокоящих снарядов, затем быстро отходит и занимает следующую.
• в качестве ближней поддержки вражеской пехоты, для уплотнения огневой поддержки и обстрела зданий, занятых нашими войсками.
• с поддержкой, практически в каждом случае, как минимум еще одного танка или самоходного орудия, которые не открывают огня до необходимого момента.
• Временами «Тигры» действуют с поддержкой пехотинцев. Эти солдаты, которых может быть всего от шести до двенадцати, прикрывают фланги танки на расстоянии до 50 метров.


Read more... )

Источник:

Исключительно интересный труд, на 99% состоящий из перепечатки документов по теме с комментариями автора буквально на полях. В целом ничего и оригинального в английском взгляде на полосатика нет, если не считать несколько иначе расставленных приоритетов в оценке сильных сторон. Имеется плохо скрытое обалдение от точности стрельбы, после того как серия из пяти выстрелов уложилась в зону 16"x18" на 1200 ярдах. По цели, движущейся на 1500 ярдах со скоростью 15 миль/час попало три выстрела из пяти.
Но повезло не во всем: подробное описание работы силового привода башни и результаты его испытаний в цитируемую часть отчета не попали. Придется заказывать и его.
t_bone: (олень)
После подробной статистики подбитых в Нормандии машин панцерваффе (подробнее здесь и здесь) логично будет показать собранные данные по самому массовому танку союзников - М4 Шерман. Источник тот же, танки из состава Второй английской армии, подбитые во временном промежутке от 6.06 до 10.07.1944, как восстановленные, так и безвозвратно потерянные.


Теперь будет немного ОВМ.

Как правило, обычная интернет дискуссия вокруг поражаемости танков - так называемый "пробоесрач" - происходит вокруг хорошо известных тяжелых машин с выдающимися характеристиками, вроде "возьмет ли ягдтигр ИС-3", или с "какой дистанции ЗиС-2 продырявит Пантеру". Мощные, монструозные орудия и тяжелые танки завершающего периода войны красиво смотрятся на фотографиях в залах музеев, и надежно вытесняют все остальное из разума зрителя.
Однако к реальной работе ПТО это имеет очень опосредованное отношение.
75-мм орудие PaK 40 поступило на вооружение Вермахта в апреле 1942 года, и уже к началу 1943-го стало основой немецких противотанковых подразделений. Объемы его выпуска постоянно нарастали, и к концу войны с серией в 23 тысячи штук PaK-40 стала самой массовой противотанковой пушкой Германии. Оно не заслужило такой же грозной славы, как 88-мм зенитки, но применялись гораздо шире, и в большинстве случаев наступающие советские, американские и английские танки встречал именно огонь 75-миллиметровок.
Как видно из собранных англичанами данных, бронирование Шермана - второго самого массового танк коалиции практически не защищала от этого огня. Больше половины танков поражалось первым же выстрелом, и 70% сгорало от полученных попаданий. Еще следует помнить, что лучшей защитой не обладали ни Т-34, ни британский Кромвель. Фактически с 1943-го и по самый конец войны немецкая противотанковая оборона имела орудия, способные эффективно поражать средние танки на всех фронтах.
При этом у экипажей немецких Пантер шансы пережить обстрел ПТО союзников, особенно с лобовой проекции, были существенно лучше. Один этот факт уже оправдывает смену модели основного танка. Остается только сожалеть, что создать средние танки, способные выключить из игры немецкие 75-мм союзникам удалось только под конец войны.
t_bone: (олень)
Продолжаем раскапывать статистические исследования англичан - в этот раз тему поражающей способности бронебойных снарядов. Вводная часть параграфа гласит:
"Поскольку наши войска часто практикуют расстрел уже подбитых вражеских машин, детальный анализ возможен только в случаях, когда наблюдатели смогли опросить орудийный расчет либо экипаж танка, которые вели огонь. Поражение рассматривается только тогда, когда полученные сведения совпадают с остальными доказательствами. Этим новым критериям соответствуют следующие ситуации:
Mk.IV - 5 случаев
Mk.V - 22 случаев
Mk.IV - 5 случаев".

То есть выборка небольшая, поэтому применять результаты ее анализа в большем масштабе надо с осторожностью. С другой стороны, достоверность имеющихся данных достаточно высокая.

Осмотренные поражения распределяются по калибрам таким образом:

APCBC - стандартный бронебойный остроголовый снаряд с баллистическим наконечником, D.S. (от Discarding sabot) - подкалиберный бронебойный с отделяющимся поддоном. С учетом того, что английская шестифунтовая противотанковая пушка (под индексом M1), была в 1944-м основой буксируемой ПТА США, перечисленные орудия можно считать типичными для обоих секторов плацдарма в Нормандии. Разве что в распоряжении американцев не имелось 17-фунтовок.

Теперь интереснее. Посмотрим как распределились попадания по осмотренным "Пантерам": )

Profile

t_bone: (Default)
T-Bone

May 2017

S M T W T F S
  1 2 3 4 56
7891011 12 13
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 08:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios